Мародёры | NC-21 | осень-зима 1976 года

Волшебник, мы приветствуем тебя в мире магии и волшебства и надеемся, что ты погрузишься в атмосферу и найдешь здесь свой дом. Нам важно, чтобы ты чувствовал здесь себя комфортно, чувствовал, как магия окутывает тебя, согревает, несет по своим волнам и дарит вдохновение.

Marauders: life f*cks us all

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: life f*cks us all » Pensieve » Kiss The Sky


Kiss The Sky

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Machine Gun Kelly - Kiss The Sky
-------------------------------

KISS THE SKY
https://i.imgur.com/vVIPRf8.gif https://i.imgur.com/fVWB0HZ.gif

Markus Scarrs, Eileen Scarrs (nee Gamp), астрономическая башня, поздний вечер; 10.10.1971 год
-------------------------------

И всё пространство между нами – воспоминания, которые мы скрываем.
Зазубренные края таблетки – помни, каково это.

+3

2

говорят, в закатных лучах кончается жизнь. но в этот раз она способна начаться вновь
а может и вовсе – рухнет все вниз. там, может, быть лучше для них двоих

[indent] Народу-то сколько! Когда у тебя дерьмовое настроение, все вокруг расширяется до фатальных размеров. Вот и учеников внезапно стало дохуя, мешая разобрать среди разноцветных голов одну единственную. Перерывчик между первой и второй, небольшой, но Маркус запрыгивает на возвышение и пытается глазами зацепиться за нужный лик. За мантию его тянет какая-то баба, с курса, кривя рот и что-то там говоря.

[indent] - У меня нет времени.

[indent] - Скаррс, ты сдурел? Нам вообще в другое крыло идти.

[indent] - Отвали, - сгрубил Маркус.

[indent] - Ты невыносим! – всплеснула она руками, растворяясь в живом потоке.

[indent] В последнее время он много злился: на мать, на мир, на себя. Все лето он проводил в компании ее друзей, скованных одной целью – как можно сильнее обосрать все, что отлично от магии и чистой крови. Давление молотом, придавившее к земле, попросту лишало его права выбора, сдерживало в лапах вежливости и воспитанности [мать в ту пору он еще уважал]. Чувство вины росло во вселенском размере, а все потому что он не занимался любимым делом.

- Зачем тебе это рисование? – с тонной пренебрежения спрашивала мать.

- Мне нравится, - лаконично отвечал сын, пока женщина поправляла его воротник. Пальцами тонкими вела сверху вниз, затем обратно, словно видела в идеально выглаженной ткани какие-то неровности.

- Лучше будет если ты после обучения отправишься в министерство. Наша семья имеет вес в магическом сообществе, тебя примут на достойную должность, - он хлопает юношу по груди. Зеленый взгляд забегал по светлому лицу.

- Не надо за меня решать, - раздраженно выбросил из себя Маркус.

- Если не я, то кто? – не обращая внимания на тон сына, Мейбелл отошла в сторону заканчивая последние приготовления. Перебирала какие-то предметы, прикидывала, что с собой взять. – Мой мальчик, жизнь так размыта в твои годы, что если тебя не подтолкнуть в правильном направлении, то из тебя выйдет… - она запнулась на мгновение, - недостойный член общества.

- Мне плевать на достойность!

- Да-да, я уже это поняла, когда ты занимался своими… Травами… - миссис Скаррс не желала вспоминать подобное, всячески разбавляя просочившиеся из школы слухи другими. Превращающие сына скорее в жертву, чем наоборот. Для юноши это было унизительно получая депешу на сей материнские потуги от своих однокурсников. Тем в свою очередь все рассказывали родители. Мило.

- Я бы…

- Послушай, неблагодарный мальчишка, - зло перебила Мейбелл сына. – Если бы не я, то ты бы уже был в числе изгоев и твое будущее превратилось в грязь. Знаешь… Такую, в которую наступают маги и брезгливо оттирают о первый попавшийся камень. Так что… - она взяла себя в руки и на ее лице за красовалась милая улыбка. – Веди себя хорошо, сынок.


[indent] Эйлин удалось поймать только к вечеру, когда ученики сливались в свои гостиные дабы погрузиться в вечерние расслабляющие сумерки.

[indent] Она преспокойно вышагивала по коридору, в сторону винтовой лестницы ведущей в третью по высоте башню Хогвартса. Рядом с ней ошивалась какая-то девчонка. Поди Маркус ее знал, но озабоченный своей идеей никого не узнавал. Слишком сильно в нем выплясывали огоньки фатальности, наверняка добавляющие решительности и верования в любой исход, если не тот, что жаждется…

[indent] "Никаких если", - заключает парень и с видом внезапного умиротворения выходит на слабый свет. Уже вечереет, осенью сумерки наступают слишком быстро и камень замка окрашивается в цвета заваливающегося солнца. Периодичность высоких арок ломает оттенки, создавая тень. Именно оттуда он ожидал пришествие своей музы.

[indent] - Эйлин, - произносит Маркус ее имя перекрывая двум девушкам путь. Не резко, чтобы не выдавать своих не совсем нормальных намерений.

[indent] Гамп стоит перед ним, близко, не способная даже представить какой диссонанс вызывает ее присутствие. Прежде гонимый дурными мыслями, ему вдруг отчетливо представляется избавление от всех волнений стоит лишь прикоснуться своими губами к ее губам. Заключить в объятия сильные, крепкие, чтобы навсегда заполнить пропасть и перестать выдумывать истории которых нет.

[indent] - Я тебе покажу нечто способное поразить твой внутренний мир, - Скаррс переводит взгляд на подружку Гамп. – Но место хватит только для двоих.

[indent] И будто девушки рядом с Эйлин и не существовало. Она растворилась сразу же в мыслях Маркуса, как только он снова сосредоточил все свое внимание на Гамп.

[indent] Идеальна. Прежде и всегда. В выдуманном мире и в реальном.

[indent] - Идем, - протянул он руку, ожидая, когда видение наконец-то станет реальностью. – Даже Мерлин подобного не видел, уверяю, - на лице мелькает улыбка, кратенькая такая, но настоящая.

Отредактировано Markus Scarrs (2019-08-25 23:13:16)

+5

3

[indent] «Не смотри туда, просто не смотри» - как мантру повторяет себе девчонка, завидев парня, что итак возвышается над всеми со своим ростом под два метра. Умник умудрился взобраться еще и на возвышение, чтобы оглядеть всех кто шныряет по коридору. Она юркнула аккурат в самую толпу, чтобы смешаться и не попасться ему на глаза.
[indent] Краткие разговоры с этим парнем заставляли ее чувствовать себя не в своей тарелке. Он был для нее странным и удивлял поведением, такого бы в своей компании одобрил дядя Теодор, но никак не она сама. Будучи ребенком ласковым, невинным и по своей сути нежным не только внешне, но и душевно, Гамп с ужасом слушала речи однокурсника Скаррса. Неудивительно, что она старалась избежать любой встречи с ним и одновременно с тем, проявляла не дюжий интерес к тому, кто так не похож на нее.
[indent] Если бы ее напрямик спросили: «Что ты скажешь о Маркусе?», она бы отвесила едкий комплимент его худощавости. Потом, вероятно, подумав, сморозила бы что-то про цвет глаз и удивительный навык рисования. А где-то глубоко внутри, под самым сердцем предательски бы заворчало существо, которое тайно скрывалось за семью печатями, оно бы заставило Эйлин чуть позже на этот вопрос улыбнуться и, прикрыв глаза, сказать: «Он похож на мятное целебное зелье». И пока вы думаете, что может быть общего у этих двоих и как зелье вообще может вызывать приятные ощущения, Эйлин вспомнит о том, как в детстве пузырек подобного стоял в кухонном буфете. Весь такой оригинальный, в прозрачной граненой бутылочке из хрусталя, он притягательно пах.  Зазывающе смотрел с полки и ждал момента, когда пригодится. Впрочем, он пригодился в одну из самых холодных зим. Когда, наконец, это странное пойло оказалось вблизи, в кружке Гамп, она вдохнула его и чуть было не откинула коньки – так сильно мята ударила ей по мозгам. Зато одной капли было достаточно для того, чтобы на следующий день Эйлин почувствовала себя здоровой.
[indent] Избегать парня и ассоциировать его с чем-то целебным – отнюдь не самая не логичная вещь, которой могла похвастаться Гамп.
[indent] К ее особому дару можно было бы добавить полное отсутствие навыка варить то самое зелье и какое-либо вообще. От того, девчонка все чаще оставалась вечером у Слагхорна, оттирать тряпками зелья, что взрывались в ее котле. Возвращалась она в гостиную поздно и зачастую в компании встречающей ее с уроков по полетам Элиас. Обеим было о чем пошептаться по пути до башни.
[indent] Этот вечер был не исключением. Шествуя в компании подруги детства, Эйлин смеялась во весь голос, ничуть не стесняясь и не боясь наткнуться на их завхоза:
[indent] - А потом зелье разлилось прямо на мантию Аманды! Оно точно прожгло ей всю одежду, парни даже говорили, что видели цвет ее нижнего белья, - Гамп хохоча, тычет пальцем на ту часть одежды, куда по ее мнению попало зелье, а после оборачивается.
[indent] Сердце пропускает удар от услышанного своего имени.
[indent] - Ой, - чуть ли не шепотом произносит она и смотрит, как Элиас уже скрывается за поворотом на лестницу.
[indent] Так долго бегала и скрывалась. И все попытки тщетны. Подсторожил, гад!
[indent] Гамп хлопает глазами на протянутую ей руку, протягивает свою и кажется, что вот-вот дотронется до того самого заветного флакона с зельем из буфета. Пальцы собираются коснуться ладони Скаррса, но рейвенкловка небрежно тут же одергивает руку.
[indent] - Но куда? Что там? – улыбка Маркуса слишком добрая, она понимает, что ничего плохого не будет, но в душе ей как-то неспокойно. – Даже Мерлин не видел?
[indent] Моргану ей в прабабки, если бы это юное дарование не умело думать – не попало бы на факультет умных и находчивых. Вот только, кажется, что заявление парня интригует ее даже больше, чем то ощущение на душе. Любопытство побеждает в Эйлин и она берет Маркуса за руку.
[indent] От него веет табаком и Гамп невольно хмурится. Из-за Скаррса баллы улетают с факультета, как птицы на юг в зимний период – пачками, стаями и больше десятка за раз. Эйлин проносится по коридорам следом за своим «экскурсоводом» и даже под ноги не смотрит, потому что взгляд прикован к парню, который так упрямо ведет ее к тому, что никогда не видел Мерлин.
[indent] - Эй, Скаррс, ты же знаешь, что правилами школы запрещено курить? – ворчит она, пока топает за ним и спотыкается, - Когда-нибудь Прингл поймает тебя и отведет в тот подвал.
[indent] Будто вовсе и не слушает. Рейвенкловка минует, кажется, тысячу ступенек, прежде чем они оба останавливаются. Дыхание сбитое и неровное, легкие будто обжигает от того, как они мчались сюда.
[indent] «Куда сюда?» - Гамп оборачивается и осматривает астрономическую башню. Недовольный взгляд тут же падает на Скаррса.
[indent] - И что я тут не видела?

+3

4

[indent] - Увидишь, - кивает Скаррс на расспросы Эйлин, с явным удовлетворением ощутив теплоту ладони девушки в своей руке. Сжимает ее, несильно, внутренне ликуя от их первого прикосновения. "Оригинал лучше мысленного образа", - осторожно проплывает в мыслях. Следом запечатлеются в разуме - беспокойность темных локонов, рассыпавшихся по плечам, когда они начали движение, и очевидное непонимание на смугловатом лице, может смущение, но все это Маркусу по нраву. Она реальна, а это самое главное. – Бьюсь об заклад, что Мерлин бы выложил на стол сотню галлеонов за подобное, - ухмыляется, мысленно продолжая: "Или отправил бы в психушку. Что-то из двух."

[indent] Непривычно было вести по каменным коридорам замка девушку, прежде лишь в отдаленности всегда находившуюся. Были моменты бесед в их небольшой "совместной" истории, краткие слишком чтобы по полной удовлетворить потребность в жажде всегда быть рядом. Некоторые художники преспокойно свыкаются с мыслями о невозможности, какой-то выдуманной, сойтись с объектом вдохновения в долгом контакте. Тут не имеется ввиду тактильный, достаточно поговорить. Но и это многие не делают, боясь нарушить сакральную связь и потерять источник-катализатор к созданию чего-то важного для них/других. Многие художники просто бояться спугнуть, а то и открыть в себе невероятное желание овладеть и испортить.

[indent] Маркус же пошел наперекор устоявшимся творческим клише, известных в кругу художников. Впрочем, шибким профессионалом он себя не считал (рано еще), в другой области себя осознавая. Удалось много раз пообщаться с такими же как он, созидателями, понимая все же сильную отличность от них. Да и Скаррс был пылким, неудержимым в ситуации с Эйлин. Мерлин знает, как долго он сдерживался ведомый какими-то там негласными правилами.

[indent] Парень ускорился, подгоняемый жаждой остаться наедине: лишиться этих редких удивленных взглядов, встреченных на пути. Как назло, Эйлин вознамерилась сыграть в нравоучительницу. Подобное Маркус встретил довольно сносно и даже улыбнулся, чуть сбавив ход. Малышка Гамп ниже его, потому наверняка уступает в скорости. Миниатюрней, а тем для него еще привлекательней – можно крепко прижать к себе, украсть, забрать в самый тихий уголок замка и спрятаться от целого мира – созерцая, но до поры до времени.

[indent] - Скажешь мне это в следующий раз, когда застукаешь, - он весело улыбается, заворачивая в коридор ведущий в крыло с астрономической башней. Далее продолжил он лишь тогда, когда перед ними показалась лестница на самый верх, откуда открываются виды достойные воспеваться в стихах самых сносных стихоплетов: - У Прингла ноги коротковаты, он старый коротышка, - в голосе очевидная издевка. -  Он скорее помрет пока догонит, а без студента – нет дела. Осталось совсем чуть-чуть, - привлекает к другой теме, настоящей, заканчивая пренебрежительный слог о местном завхозе.

[indent] Шибким спортсменом он не был. Ну так, поигрывал иногда с друзьями, на каникулах, в квиддитч, но особой страсти к этому делу не испытывал. Бывало, с друзьями гоняли мяч, тягались в "кто сильнее", дружески пытались завалить друг друга на землю. Но все это никак не помогло быстро забраться в башню, одолевая все эти долбанные ступеньки. А еще была полутьма, - оберегающая серо-желтый камень стен, окрашенных в такие цвета из-за слабого освещения, - пару раз чуть не ставшая причиной возвращения к началу. Но он контролил ситуацию, так надо. Ведь сюда нельзя никому заходить, вне занятий.

[indent] - Дошли, проклятая лестница, - выдохнул Маркус, с четким для себя ощущением нежелания отпускать руку Эйлин.

[indent] Моментально окатило осенней прохладой, проникающей под мантию и разливающейся по коже. Мимолетная дрожь, мурашки. Скаррс оценил погоду, следом заботливо глянув на Гамп. Теперь он отчетливо понимал, что давным-давно пора было сойтись хоть как-нибудь с этой девушкой. И также отчетливо понимал, что обратной дороги нет. Есть сейчас и есть будущее.

[indent] - Часто бываешь здесь после окончания занятий? – вопросом на вопрос отреагировал Скаррс, по его ощущениям, на весьма возмутительное замечание. В то же время он прекрасно ее понимал: вытащил из зоны комфорта, быстро вел к неизвестной ей цели, а еще затащил в самую высокую башню Хогвартса!

[indent] Здесь было спокойно. Тихо. Невероятно хорошо становилось и от того, что именно Гамп была рядом, а весь мир куда-то канул. Остался внизу прогнивать в своих ежедневных делах и, чаще, низменных слабостях.

[indent] Но и он тоже не отличался от них. Пока.

[indent] - Эйлин, - произнес ее имя Маркус, легонько щелкнул пальцами кончик ее очаровательного носа и шибко уж весело заулыбался.

[indent] Потом сделал пару шагов к железному ограждению, защищающее и предостерегающее любых посетителей башни от падения вниз. Мол не лезь, красиво, но опасно. Внизу – смерть.

[indent] Может Маркусу такой исход нравился, если все пойдет не так как он страстно желал.

[indent] - Давай так, Эйлин, - он продолжал веселиться, но на этот раз как-то болезненно, совсем нерадостно и фальшиво. То, что он думал оставил тысячью ступеньками ниже - вернулось и смешивалось с радостью от компании в лице девушки и намерениями, и желаниями, и проч.. Мешанина в голове началась, но на этом фоне смуты, его пальцы сжали холодное железо лаконичного ограждения. Сильно сжали. – Ты меня целуешь… - уверенно, почти требовательно, произносит Скаррс. Не продолжает еще, оставляя в тайне, что будет "если нет…".

[indent] А впереди, за тонкой железной чертой, темнеет небо, пухлые облака совсем уж серые, почти пожрали остаточные лучи солнца ушедшее на покой. Но Маркус не смотрит пока туда, а смотрит на Гамп. Успеется еще попялиться на небо красивое, а может нет. Кто знает.

+3

5

[indent] Гамп подрагивает от холода и волнения. Ну, что её потянуло на приключения? Надо было ей идти с этим дурным мальчишкой? У него же в голове, если не эльдорадо из цветных красок и травы для самокруток, то непременно найдется что похуже. А она совсем-совсем на него не похожа, у нее в мыслях и фантазиях хорошие оценки, да яблочный соседский сад, в котором можно творить все, что душе угодно, потому как сосед самый приятный дядька на свете.

[indent] Девчонка фыркает на встречный вопрос Маркуса и кутается в мантию плотнее, чтобы удержать при себе тепло подольше. Осенний ветер штука приятная и с тем же опасная. Стоит лишь пару раз выйти в такую погоду без чего-то теплого – жди ручей из соплей и кашель. А Скаррс лишь похож на целебное зелье, его в простуду не используешь.

[indent] - Пару раз была, - отвечает Гамп парню. Пару раз – в этом году, когда водила Элиас, чтобы та возбужденно и с присущей для ее возраста мечтательностью, могла смотреть на звезды. Самой же Эйлин до звезд практически никакого дела, они лишний раз напоминают, как далеки и что астрономия – скучна.

[indent] Сумерки, точно занавес опускаются на Хогвартс. Места лучше астрономической башни для того, чтобы увидеть, как день сменяет ночь, было не найти. Отсюда было видно и запретный лес, и хижину Хагрида, в которой уже мерцает свет. Гамп всматривается в жилище их лесничего, как тут же получает легкий щелчок по носу. Недовольная и насупившаяся, она переводит взгляд на веселящегося Скаррса. Ей невдомёк, что он придумал и от чего ему так весело. Имя ее из его уст звучит не так, как когда он обращается к однокурсникам и это, кажется, невероятным. Она, конечно, видела раньше взгляды Маркуса в свою сторону, даже считала их надоедливыми, но от чего-то никогда не слышала такого тона в его голосе. В этом его непривычном поведении она подмечает, что ей неуютно.

[indent] В следующих же действиях Скаррса девчонка и вовсе теряется. Она подается вперед к нему, когда он шагает к железному ограждению, но оступается и растерянно озирается.

[indent] Он и правда, думал, что можно так просто предложить его поцеловать? Гамп даже не ждет продолжения его слов, она отрицательно машет головой, да так, что волосы спутанно падают на лицо и не дают разглядеть виновника этой ситуации. Руки начинают небрежно и нервно убирать пряди, а губы сами собой выдают:

[indent] - Да вот уж импа лысого, Скаррс, - она сметает локон с глаз и отходит еще дальше от ограждения, - с чего мне целовать тебя?

[indent] «А почему нет?» - бродит шальная мысль в голове, пока солнечные лучи медленно исчезают за горизонтом, освещая светлую шевелюру Маркуса. У него прическа, будто шарахнуло током и она отвлекает, потому что в золоте солнца смотрится как нимб. До ангела этому парню далеко, но вот дьяволята явно танцуют в его глазах.

[indent] Секунда сомнений в мыслях снова прерывается отрицательным гласом откуда-то из глубин подсознания. С чего ей, Эйлин Гамп, целовать Маркуса Скаррса? Ей-Мерлин, они даже толком за шесть лет обучения на одном факультете поговорить нормально не могли, а теперь вот тебе, получай!

[indent] И нет бы, как нормальные парни, пригласить в Хогсмид. Прогуляться по его улицам или же зайти в «Три Метлы». Маркус, слишком оригинальный и неповторимый парень в этой школе, он решает, что можно притащить девчонку на астрономическую башню, показать ей красивый пейзаж и просить поцеловать. Гамп чувствует, как внутри растет обида на этого болвана. От этой обиды и самой от себя становится тошно, она же даже и не хотела с ним ничего общего, ей и украдкой ловить взгляд было достаточно. 

[indent] Она готова предложить ему поцеловать небеса, а ее оставить в покое. Только язык сказать подобное не поворачивается, с обидой на одной волне появляется тревога. Гамп скрещивает руки на груди, всем видом показывая, что дальше эта его затея не пройдет.

[indent] В какой-то момент горячий свет заката вскидывает последний яркий луч и огнем пылает во взъерошенных волосах Скаррса. Гамп прищуривается, а потом распахивает глаза, потому что солнце полностью исчезает. Сумрак охватывает астрономическую башню и ситуация становится куда интимнее, чем раньше.

[indent] Сколь болезненно звучит ее «нет» для Маркуса?

[indent] Впрочем, сколько раз на ее валентинки, написанные в самый сладкий для парочек праздник, она получала отказ? Она же пережила и он, значит, сможет. Такой не потеряется, его студентки очень любят. Гамп сама может привести тысячу и одну историю о том, как о нем отзывались девчонки. И как они «пропадали», словно оглушенные заклятием, по уши влюбленные лишь от одного его взгляда, брошенного, скорее всего, просто ради интереса.

[indent] «Он такой странный», - возбужденно закатывали глаза однокурсницы, - «Это так притягивает».

[indent] «Он странный!» - вторит Гамп себе, повторяя тех влюбленных дурочек. Только для нее это сейчас не положительная черта, потому что не они стоят на астрономической башне с призывом поцеловать. И не они отказывают, потому что это выглядит просто безбожно по-идиотски!

[indent] - Мы на этом закончили? – Эйлин дрожит от прохлады, поглаживает себя рукой по предплечью. Она все еще надеется, что это закончится так просто. Только сама же забывает о том, что этот парень странный.

+3

6

[indent] "Мерлин, какая же она забавная", - ухмыляется парень, мгновенно оценив эту путаницу волос на ее лице. Забавность уже давно по пятам следует за Эйлин. Эта девчонка непросто муза для мальчишки, но и объект если не постоянных, но частых наблюдений. Не раз он видел вспыльчивые жесты или наоборот механические касания волос, губ, даже мелкое – почесывание носа – уже замечал Скаррс, умевший подметить любую деталь. Но, определённо, ему нравились смены эмоций на ее лице, чувства тенью или бликами яркими проскальзывающие на смуглой коже и, порою, даже издалека различимые в темных глазах. Внезапные действия, как следствие чрезвычайных (плохих или хороших) моментов – также в том числе.

[indent] Потому "забавная" носила в себе еще большее количество положительных прилагательных, славно сочетающих с этой девушкой.

[indent] Эйлин отходит. Два шажка, которые отзываются внутри холодно и обескураживают. "Что ты хотел? Думаешь так сразу и поцелует? Хотя была мысль, что поцелует…", - тут он был чертовски прав, только если сам себе этого не выдумал.

[indent] Случалось было, что их взгляды встречались в разных или все тех же локациях замка. И пускай Мерлин отобьет себе все конечности о самый твердый камень, но Маркус был уверен, что распознавал в ней смущение. Никак иначе. Следовательно, вера в скорое сбывание его просьбы (даже требования) была куда больше обычного, очень яркая. Не исключено, что все это могло быть надуманное, созданное разумом столь творческим и деятельным, что порою не сыщешь никого подобного в Хогвартсе, кто бы мог внезапно погрузиться в работу, то есть, погрузиться в себя, пропадая от всего мира.

[indent] "Значит нет", - вторит про себя Скаррс, совсем чуть-чуть охладившись в своей уверенности, но не в целом.

[indent] - А почему нет? – вопросом на вопрос отвечает Маркус, любит он порою это делать. Скорее неосознанно, по привычке, чтобы свести к минимуму дополнительные ветки диалога. Но то ситуации могут быть повседневные, а эта разительно отличается. Вдобавок он вдруг сам осекся, понимая озвученный вопрос как вопрос с малым смыслом и явным нежеланием не вдаваться в подробности. Нужно же наоборот: - Я тебе нравлюсь, ты мне нравишься. Даже, пожалуй, в первую очередь мне, а потом тебе. Впрочем, от перестановки слов ничего не меняется, да и вдобавок у тебя слишком мало времени на размышления, хотя ты так хочешь поскорее закончить… Ну ладно… - он ловко приподнял одну ногу, второй оттолкнулся и водрузился обеими уже на железную перекладину. Неустойчиво, но зато ловко качался, совсем чуть-чуть туда-сюда, чтобы не свалиться. Веры, в одно специально сваренное зелье, немного, но все же равновесие было, так просто, без силы (задумано так) рухнуть вниз невозможно.

[indent] Став еще выше, он проникновенно глянул перед собой, вдаль, потом вниз: ширилось вокруг много красот, даже слишком и в башку влетела мысль о жажде повторить все это, но не одному (с ней), да и в более безопасной обстановке.

[indent] Тут же появилась мысль, что это может и не случиться.

[indent] Ветер еще будто стал активнее, сильнее, дул прям на Маркуса, желая то ли спасти его, то ли заставить передумать. Холоднее, но не настолько чтобы свалить парня обратно, на землю, на ту каменную кладку, где стояла Гамп. Целый мир грезит в глазах волшебника, а он этот мир готов покинуть, если…

[indent] - Поцелуй меня и рассвет станет самым огромным счастьем в твоей жизни, - с долей лиричности, голосит Маркус и расправляет руки в стороны. Ему нравится ощущать себя на краю, где все сводиться к решению одной девушки: то ли мир все же захватит его и опрокинет в объятия жизни с любимым человеком; то ли мир наоборот лишится еще одной жизненной истории.

[indent] И по делом, во втором варианте: все равно будущее кажется ненужным.

[indent] Как и он не нужен. Родителям может? Нет-нет. Гармунд может и погрустит какое-то время, но ему свои дела и жена куда любимей. Мейбелл же обсудит это со своим обществом чистоплюев и захочет понести еще раз, она ж способная баба, когда необходимо.

[indent] Подростковый максимализм? Может быть. Только он редко был примером для характерных возрастных перлов, выдающихся стабильно в определённых возрастах. Скорее ему сейчас нужен был свет и причина. За которую уцепиться можно, ощутить тот самый вкус жизни и весь слой грязи, омерзевший ему, вдруг исчезнет. Станет лучше, гораздо лучше.

[indent] Так он думает, так он верит.

[indent] - В обратном случае, это закат был самым худшим в твоей жизни, - добавил он, больше ни разу не смотря на Эйлин. Только вперед, тяготея мыслями о результате.

[indent] Вечер же полностью темнотой покрылся. Поди упадет вниз и никто не заметит. Лишь девушка в астрономической башне, на чью долю выпал душевный раздрай влюбленного творческого человека.

Отредактировано Markus Scarrs (2019-08-28 23:17:23)

+3

7

[indent] - Ты сумасшедший, Скаррс! – восклицает девчонка, когда парень взбирается на железную перекладину. Он балансирует, в прямом и переносном смысле. Во втором на терпении Гамп, - С чего ты взял, что ты мне нравишься?!
[indent] Она и сама себя то не понимает, чтобы так резво сказать то, что только что произнес Маркус. Если бы точно знала, что нравится, стояла бы она так далеко от него и смотрела бы на это? Точно нет. Она бы уже давно его поцеловала, только теперь вся в сомнениях. Пытается разобраться в себе.
[indent] Ей даже страшно представить как высоко они сейчас. С ужасом представляется, что Скаррс спрыгнет, если она еще раз махнет отрицательно головой. И все же, сама не готова к тому, чтобы так просто отдать свой первый поцелуй. В смущении своем и ковырянии в самосознании, ей приходит тупая мысль, что это просто страх перед тем, чего еще не было. А следом она добивает саму себя морально: «А если он спрыгнет, то никто тебя и не поцелует никогда».
[indent] Гамп перестает тереть руками предплечья и вздыхает. Проникновенно так, будто делает самой себе и своему будущему одолжение. Негоже ведь ходить не целованной, так? Эйлин сужает глаза, пристально всматриваясь в спину негодника, посмевшего так ее довести. Щеки у нее горят от смущения, а она подходит к Скаррсу и дергает его за край мантии.
[indent] Пока он стоит на этой перекладине, он ростом с их школьного лесничего. Гамп очень хочется взять и чем-нибудь сильно ударить Скаррса. За изъеденные нервы, за прогулку по школе, когда уже нельзя и за то, что он Скаррс. Странный и никому непонятный. Сейчас он кажется ей еще более далеким, чем те звезды, что всходят на небе, ярко мерцают. Рейвенкловка чуть обходит, пытается заглянуть ему в лицо и когда ей это удается, понимает, что он явно не шутит. Он похож на того, кто готов расстаться с жизнью. Только из-за такой ли мелочи, как она? Неужели у мальчишки с такими знаниями все настолько может быть плохо, что последней причиной для того, чтобы покончить с собой является девушка? Карие глаза и без того темные, недобро начинают мрачнеть, а пунцовые до этого щеки возвращают свой обычный – карамельный цвет.
[indent] - Это не смешно, Маркус, - кажется, она впервые зовет его по имени, - спускайся. Пожалуйста.
[indent] Эйлин отходит, оставаясь позади парня. Она прихватывает край его мантии и вновь чуть дергает. Ей страшно от таких затей, ей они абсолютно не нравятся. Ее придется отпаивать успокоительным после этого. А если он спрыгнет, она этого точно не переживет. Сердце сжимается от осознания, что с ним что-то случится.
[indent] У него впереди пустота, а у нее – он. Она смотрит в спину этого придурка, мозгов которого не хватило на обычный Хогсмид и желудок делает сальто-мортале. Если упадет, у нее жизни не будет. Ком подкатывает к горлу, Эйлин утирает свободной рукой нос, которым начинает шмыгать.
[indent] - Не делай глупостей, - просит она, удерживая край мантии, будто есть возможность, что она его удержит за нее, если он полетит вниз, - ты идиот, Маркус Скаррс.
[indent] Ее обзывательство звучит слишком нежно, за звуком шмыгающего носа, кажется, что она рыдает. Но это всего лишь ветер довел девчонку до такого состояния, сама же плакать не собирается. Она в своих силах более чем уверена. Только в чувствах уже не очень. Если до этого она спрашивала, с чего он взял, что ей нравится, то теперь и сама думает: «Нравится».
[indent] Мысль искрометная и поражает как вирус весь мозг, отзывается в теле и кончиках пальцев, ровно там, где они касаются его мантии. Но нельзя ведь так просто взять и сменить пластинку. Сначала сказать одно, а после выдать другое. Эйлин только пялиться на затылок Маркуса, а после с долькой сарказма, присущей только идиотке в такой ситуации, выдает:
[indent] - Как мне тебя целовать, если ты стоишь так высоко? Тебе все равно придется спуститься, - она чувствует себя победителем, на деле же давно проиграла, в то момент, когда взяла Скаррса за руку.
[indent] Ветер раздувает мантию Маркуса, но Эйлин вцепилась за нее так, что не отцепишь. Этот же ветер доносит до нее запах табака и какого-то едва уловимого парфюма. Она сама не уверена, но что-то подобное было в амортенции, когда это зелье демонстрировал Слизнорт. Гамп ведет носом, шмыгает вновь и чихает, только и, успевая, что прикрыться свободной рукой.
[indent] - Мы заболеем и умрем. Вместе! – она вновь повышает голос, надеясь, что хоть так до него дойдет, что бедный девичий организм не привык к осенней прохладе и вообще к таким ночным прогулкам.
[indent] Акцентируя внимание на том, что им уготовано умереть вместе, она задумывается, что ее просьба спуститься может перерасти в «забирайся сюда». Такого Гамп не выдержит, у нее от высоты голова кружится, и она точно рухнет вниз. Эйлин думает толику секунды, прежде чем к своим словам о совместной смерти добавить то, чего делать изначально не хотела.
[indent] - Хорошо, пусть это будет тот рассвет, о котором ты говорил. Только спустись, я туда не полезу, слишком высоко, - голос у Гамп дрожит, она не представляет, что будет делать, если он все же окажется с ней здесь, на каменном полу астрономической башни, - И я не представляю чего ты от меня ждешь, Маркус, не будет тебе никакого обалденного поцелуя, как с другими старшекурсницами.
[indent] Она осведомлена о том, какие парни оставляют отзывы о поцелуях с девчонками. Сама этим похвастаться не может, но и прямо о том, что никого не целовала – не скажет.

+1

8

[indent] - А почему нет? – скоро отвечает на вопрос Гамп парень, следом лихо и самоуверенно, чересчур громко заявляя: - Я всем нравлюсь. И вот, незадача, из всех мне нравишься только ты, - заключение весьма смелое, пускай почти повторное как прежде сказано было, отзывающееся даже внутри уверенно, без осознания как это может быт оценено девочкой, стоящей где-то там позади. Скаррс на нее не смотрит, даже не пытается вообразить ее выражение лица от вида всей этой сцены. Ему достаточно чувствовать момент и верить, что он скоро окончится хорошим, а не чем-то болезненным на какое-то краткое мгновение.

[indent] Времечко тик-так. Чем дольше размышляла Гамп, перебирая видимо внутри себя все аргументы "за" и аргументы "против", пытаясь принять парня с его придурью, она внезапно для самого Скаррса все же продвигается к нему и дергает за мантию. Странно, но он правда так удивился, что балансировать на долю секунды стало сложнее. "Неужели я так сильно считал, что она этого не сделает, что аж вздрагиваю?", - удивился Маркус самому себе, снова, на долю лишь секунды, улыбнувшись. Но Эйлин не поймала это мгновение, когда решила заглянуть ему в лицо, потемневшее от сумеречного уже мира. Он почувствовал ее, услышал шаги. Значит ей уже становится не все равно. А может и не было все равно?

[indent] Девушка зовет его по имени, и он изволит повернуть к ней голову. Она выглядит обеспокоенно, взывая к нерешительности в его действий. Но Маркус не собирается поворачивать назад:

[indent] - Ты знаешь условия Эйлин, - обыденно произносит парень, отворачиваясь и полу-закрывает глаза, ощущая себя во власти неизведанности, которая лишь наполовину – впереди/внизу – ощущается им каждой клеточкой тела. Спиной же он чувствует груз жизни, часть коего осветлена все тем же обеспокоенным лицом Гамп, чье выражение запечатлелось в голове от одного взгляда. Свет этот ему в любом исполнении нравится.

[indent] Она вновь отходит, но край мантии не выпускает из рук. Даже пытается тянуть назад, слабо так, скорее обессилено, с каким-то нежным привкусом идиотом обзывает. Маркус ухмыляется, не озвучивая ни одну часть монолога, пролетевшего в голове: "Хуже, Эйлин, хуже. Слабак, который не смог сказать "против" своей матери, волны проклятой, уподобившийся отцу и приняв крест на свои плечи, переполненный чужими идеями и страстями. Бывало ли тебе ощущать себя в клетке, моя милая Эйлин? Будь ты умела в легилименции, ты легко бы почувствовала и услышала, как слабо бьется мое сердце и готов сдохнуть от осознания того, как отвернулся я от себя в последнее время. Себя терять – болезненно. Ты можешь мне помочь обрести себя вновь. Но скажу ли я тебе все это? Ну уж нет, слишком я слаб для такого откровения сейчас. Мало времени. Я хочу просто дать тебе понимание моей искренности к тебе и веры в тебя, ты чудо моей жизни и исцеление. Позволь же мне исцелиться... Или сдохнуть, ударившись о камни головой внизу."

[indent] Его коробило внутри, хлестало плетью вины огромной. Ему не хотелось быть похожим ни на кого на свете, быть собой, быть ведомым светом и мыслями своими только, сердцем и душой. Запутался, виляя между вариантами и не видя в них нужного, как бы спасения точного. И вот, они сейчас здесь.

[indent] Эйлин пытается взять его хитростью, привлекая спуститься. "Не так просто, девочка", - он шмыгает носом, ему становится холодно. Глупо задумываться о том, что было лучше заранее затянуть мантию как-нибудь, но он думает. Резко перескакивает на голос девушки, вполне справедливо голося о совместной болезни и смерти. Только молчит на все это, нисколько не брезгуя своим игнорирующим поведением. На кой ему отвечать? Он чувствует, что она не до конца высказалась и доказательством является окончательное ее слово о поцелуе, что обалденным нисколько не будет.

[indent] "Глупая", - на мгновение закрывает глаза Скаррс, вновь открывает. Намеренно напрягается и ловко опускается на тонкий выступ длинный, что ниже перил железных, специально утопленный, чтобы весь эстетический вид открытого помещения башни не портить. "Чертовски не устойчиво", - подмечает сознанием и всем телом волшебник и поворачивается, опасно так, что наверняка может вывести девушку на максимальный уровень нервного срыва.

[indent] Но он же не упал? Нет. Просто теперь стоял перед Гамп, с улыбкой смотря на нее. Не сильно довольной, не сильно веселой, такой улыбкой, когда тебе хорошо, просто хорошо и ничего более, никакой примеси. Ведь видеть Эй-Эй в таком состоянии – тоже испытание дикое, но он не позволяет пока себе об этом задумываться, чувствовать себя как-то увлеченно – обеспокоенно. Позже, все позже.

[indent] - Я спустился, - спокойная морда резко засияла самодовольством. Не противным, конечно, но способным чуть-чуть, но вызывать легкое раздражение.

[indent] Сам стоял теперь спиной ко всему миру. А может, наоборот? Мир поменялся местами?

[indent] Мир – Эйлин. А позади него так… Прошлое, которое настоящим уже и не станет. Так, бесполезная штука ушедшая в никуда.

[indent] - Плевать на этих старшекурниц-давалок. Мне ты нужна, и кто там, где там, что там делает – плевал вдвойне. Я тебя хочу всю, без остатка. Взамен даю себя, точно также. И не переживай, - с какой-то заботой даже заговорил Скаррс, - уж что, а целоваться тебя научу. Сейчас достаточно тебе просто прикоснуться, а дальше… А дальше я тебе покажу.

[indent] И он вытягивает руки, заваливается назад, наклоняется спиной над прошлым. Играет с ним, ощущает вес его – легко становится.

[indent] Снова руки сгибает и держится.

[indent] Ждет, ожидает.

+1

9

[indent] Есть в нем что-то такое, что не позволяет отойти, покинуть и отпустить, позволить спрыгнуть с этой злосчастной башни. Гамп все больше уверена, что это может быть симпатия, которая так долго скрывалась где-то в глубине души. Верить в это, конечно ей не хочется. Она ведь так долго старательно избегала этого парня, что признаться самой себе становится сложно.
[indent] Скаррс спрыгивает на выступ, а Эйлин вскрикивает от неожиданности. Она попросила его спуститься, но уловка вышла боком, мальчишка то слишком умен и хитер. Ведомый своей сумасшедшей идеей он, кажется, готов пойти на любую проделку, чем шокирует юную рейвенкловку. Край его мантии выскальзывает из ее пальцев, потому что девчонка успевает растеряться в момент его резкого движения и ослабляет цепкую хватку.
[indent] За самодовольной улыбкой Маркуса кроется куда больше, чем кажется. Эйлин успевает это уловить и прочувствовать, она втягивает носом запах прокуренной мантии Скаррса, когда на них дует ветер. У него не затуманенный взгляд, как бывает вечерами в гостиной их факультета, он смотрит на Гамп так, будто все давно понял, более того все знал. От этого взгляда у Эйлин по коже пробегают мурашки. На его словах она и вовсе концентрируется, и звучат они, словно мантра. 
[indent] «Взамен даю себя», - ей думается, что она проговаривает это лишь в голове, но на самом же деле произносит одними лишь губами и полушепотом. Маркус отклоняется назад на вытянутых руках и рейвенкловка с ужасом хватается за его руку, будто бы думает, что если тот упадет, она сможет поймать. Скаррс хоть и худощавый, но весит, вероятно, раза в два большее нее самой, а значит больше шансов, что она свалиться следом за ним. И, тем не менее, девчонка делает такой шаг неосознанно, а когда понимает, что он просто так балуется, хмурится. Только за руку его все еще держится, ладонь плотно прилегает к его запястью.
[indent] В безумстве Скаррса есть что-то притягивающее, он как манящие чары, только форма иная. Гамп смотрит на однокурсника по-новому. Ее нервирует ситуация, но уже не так раздражает его внешний вид как раньше. Распахнутая мантия и выбившаяся рубашка из брюк не кажется не опрятной, а ослабленный галстук, что развевается на ветру и вовсе смотрится теперь для нее завораживающе. Она смотрит на этот бронзово-синий «флаг» на его шее и позволяет себе отпустить его руку, чтобы поймать край галстука.
[indent] - Почему ты всегда такой растрепанный, - причитает девчонка, скорее заботливо, нежели брезгливо, - и такой высокий, - бубнит себе под нос, а галстук притягивает, заставляя Скаррса склонится к ней ближе.
[indent] Все учел этот недотепа, кроме своего роста. Эйлин подпрыгивать и на носочки вставать не собиралась. Все еще считая, что это не правильно и вообще она делать этого не обязана, даже несмотря на то, что признается себе в симпатии к Скаррсу, тянутся к нему для поцелуя – не хочет. Вместо этого притягивает мальчишку к себе. Медленно и аккуратно, чтобы ненароком не придушить однокурсника (хотя уж и сильно хочется) и, позволяя самой себе свыкнуться с мыслью о том, что будет делать.
[indent] «Раз, два, три!»
[indent] Счет вовсе не помогает, Гамп закрывает глаза и притянув Скаррса к себе ближе целует того в губы. Бездарный и звонкий «чмок» раздается посреди астрономической башни, а рейвенкловка чуть отдаляется и поднимает взгляд на парнишку. Она все еще слишком близко, чтобы чувствовать дыхание Маркуса на своих губах, самой же дышать безумно тяжело, да и кажется, что нечем. За тем, как быстро она его поцеловала, понимает, что это было по-детски, глупо и просто феерически ужасно.
[indent] Эйлин чертовски стыдно. За то, что поддалась на эту уловку. За то, что этого ей показалось недостаточно. Гамп отпускает галстук однокурсника, чтобы пальцами коснуться его щеки и теперь уже приподнявшись на носочки, чтобы хоть немного стать выше,  поцеловать его во второй раз. На этот раз куда смелее и упрямее. Если это будет очень плохо и Скаррс об этом скажет, то Эйлин самолично столкнет его с башни. А, если кому-то расскажет – заавадит.
[indent] На самом же деле, когда Гамп касается губ Маркуса, у нее в голове полнейшая пустота. Она даже не чувствует как поднялся ветер и не слышит как он свистит в башне. Девчонка обнимает Скаррса за шею и сама же перегибается через перила, потому что совсем-совсем не боится свалиться. Отчего-то уверена, что этого не случится. Эйлин прикусывает нижнюю губу Скаррса и улыбается в этом поцелуе, у нее уши горят от смущения и стеснения.
[indent] В самом деле, она предупреждала, что ожидать от нее большего не стоит. Маркус же обещал «показать», так может теперь его очередь выступить?

+3


Вы здесь » Marauders: life f*cks us all » Pensieve » Kiss The Sky


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC