Marauders: life f*cks us all

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: life f*cks us all » Quick-Quotes Quill » do I wanna know? don`t cry mercy


do I wanna know? don`t cry mercy

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

не взывай к милосердию,
предстоит ещё слишком много боли

-------------------------------

хочу ли я знать?
http://sg.uploads.ru/t/eADTo.gif http://s7.uploads.ru/t/vZ00K.gif

Aaron & Eli; астрономическая башня, ночь с первого на второе сентября 76-го
-------------------------------


ночи созданы в основном для того, чтобы говорить вещи,
которые нельзя сказать назавтра

0

2

— И что же, наставник, стало с этим человеком?
— Он умер.
— И это все?
— А что еще в конечном счете происходит с любым человеком? Я и не помню, как его звали. Никто ничего не помнит о нем, кроме того, что он жил, а потом умер.

[indent] Лето закончилось. Самое тяжелое лето в его жизни. Самое ужасное и в тоже время самое продуктивное.
[indent] Когда ты рождаешь в семье пожирателя смерти и тебя с детства готовят именно к такой жизни, то у тебя просто нет выбора. Ты глупо следуешь указаниям и не поддаешься никаким чувствам. Ты солдат, который обязан все выполнить на высоком уровне. Все вокруг забывают, что ты человек и что можешь испытывать обычные людские эмоции. Все забывают, что ты с годами все больше оглядываешься назад и видишь там лишь одиночества и ненависть. Там за спиной ничего светлого, кроме матери, которая до сих пор потеряна и давно уже ушла в себя. ту, которая всегда дарила ему любовь, он своими руками оттолкнул.
[indent] Пожиратель смерти – это не призвание, а образ жизни. Это то, что с тобой всегда и твоя жизнь не может обретать ярких красок и радужных моментов. Его именно к этому все и готовили, вот только так получилось, что по итогам, он все же отступился.
Его миссия заключалась в том, что надо было всего лишь быть рядом с девушкой, которая была немаловажной для Темного Лорда. Она была наследницей и той, кто мог изменить весь их мир. Быть рядом и втереться в доверие. Кто бы мог подумать, что это будет именно так. Элли с самого начала не была для него пустым местом. Все время доводила его до точки кипения. Высказывалась по любому поводу и вставляла палки в колеса. Все время вредничала по любому поводу. Аарон часто закатывал глаза и просто мысленно спрашивал, за что ему такое горе луковое. Но со временем, все изменилось. И все же, она стала приятной его частью истории.
[indent] Да что там, она стала его девушкой. По приказу. Ему надо было все это сделать, потому что она была важна, но почему-то Аарон сам был рад такому раскладу. Стоило ему перейти границу дозволенного, как он познакомился с новой ее стороной. Элиас не была простой девчонкой, которая могла только быть занозой, но она также чувственная и добрая. Невероятно храбрая и нежная, что не могло не растопить в нем лед.
[indent] Не сказать, что Аарон был готов все забыть и помчаться за ней на край света. Да и глупо это делать, когда ты не знаешь, что будет дальше. Решать подобное нельзя в таком молодом возрасте. Хотя, с другой стороны, наверное, со временем она перестанет быть нужной ему и тогда ее просто прикончат. От подобных мыслей все время сжимается в груди, почему он решил, что пока ничего неизвестно не стоит беспокоиться за зря.
[indent] Они начали встречаться. Они стали парой. Причем, для многих это был шок, а для других это было чем-то вроде очевидным решением. В любом случае, приключения Селвина тогда только начались. Но это все приятные воспоминания, которые не сравняться с теми, что были летом.
[indent] Его взяли в ряды пожирателей и позволили пока быть без метки, чтобы он мог и дальше выполнять свое задание без раскрытия своего «происхождения». Элиас не должна даже догадываться, что он на темной стороне. Вот только он оплошал.
Летом. Во время игры. Во время всеобщей паники и разрушения, ему пришлось выбирать. Либо тайна, которая останется с ним навсегда, и он будет смотреть на бездыханное тело своей девушки, либо она и тогда все откроется для нее. Рискнул в итоге он собой, чтобы спасти ее в последний момент. Ему пришлось выбирать. Элли не дура, и он это прекрасно понимал.
[indent] Остаток лето, он все время смотрел взволнованно в окно и думал, что с ней сейчас происходит. Потом резко останавливался и думал: «А что со мной?». Ответа не было, поэтому ему оставалось отпускать все эти мысли и продолжать выполнять мелкие поручения.
[indent] Даже если ты молодой Пожиратель, ты все равно не можешь брать на себя ответственность большую. В его случае просто, можно сказать, повезло. Но все равно, он следил за новостями. Иногда он ждал, что она ему что-то напишет. Аарон не отправился к своей девушке, чтобы поддержать ее в такой трудный час. Не стоило ему вообще в это время куда-то влезать, потому что она должна была справиться с потерей, а не с тем, кто он такой на самом деле.
[indent] Лето было невероятно тусклым и отвратительным. Словно кто-то взял и убрал все яркие краски.
Сегодня он приехал сюда, его последний год обучения в школе Волшебства. Горд ли он собой? Наверное, да. Ему пришлось не мало постараться, прежде, чем добиться того, что у него есть. Но в тоже время он понимал, что самое главное чуть не упустил, а быть может, и сделал это, кто может сказать наверняка.
[indent] В поезде случились неприятности. Тогда он увидел ее впервые за последнее время, точнее с того дня, когда она узнала за чьей маской скрывается ее парень. В потоке шума и паники, он не мог ничего сказать или сделать, что хотел бы, поэтому, им все же стоило поговорить. Нельзя же все игнорировать и делать вид, что они вообще не знакомы или лучшая пара на свете.
Вот поэтому, парень и решил, что сейчас. Ее найти было не трудно. Забравшись на астрономическую башню, он прислонился плечом к холодной стене около двери и усмехнулся.
[indent] - Я знал, что ты здесь, - наверное, только сейчас он понял, что понятия не имеет, что сказать ей. – И снова привет?

Отредактировано Aaron Selwyn (2019-09-07 01:48:05)

+2

3

[indent] - Что это? – хриплю, останавливаясь у повозки, которая должна доставить нас в замок, но внимание привлекает не привычная телега. Передо мной стоит огромная черная скелетообразная лошадь с крыльями, как у летучих мышей. «Кто же ты?», - делаю шаг вперед, заглядывая в белые, широко раскрытые, светящиеся без зрачков глаза существа, которое внимательно изучает меня, словно все понимает. «Как дракон, только очень печальный», - завороженно тянусь к существу, желая прикоснуться.

[indent] - Эй, О’Брайен, - вздрагиваю, резко одернув руку, из-за чего существо встрепенулось, ударив о землю копытами. – Что ты там застряла? – оглядываюсь на Миллер, которая недовольно вздыхает. – Садись давай. Итак, вечность уже едем в этот чертов Хогвартс.   

[indent] С сожалением бросаю взгляд на животное и сажусь в повозку напротив двух девушек со своего факультета: Хлоя Миллер и Тина Уэйл.  Хлоя неуютно ерзает, постоянно поправляя мантию, будто мерзнет, хотя это и не удивительно – погода сегодня не радует теплом. Как только мы двинулись с места, Миллер начала тараторить о том, что в этом году Блэк точно обратит на нее внимание. Но я не вникаю в ее планы, с любопытством рассматривая, тянущее нашу телегу, существо – что-то в нем есть такое завораживающее. Далекое, ненастоящее. Такое неживое.

[indent] Из тянущихся, подобно вязкой черной смоле, мыслей меня вырывает негодующий вскрик Хлои. Девушка злится, когда ее подруга не одобряет «гениальный» план по завоеванию гриффиндорца.

[indent] - Элиас, скажи ей, - дуется девушка, ища спасение во мне. Пульсирующая боль в висках усиливается от пустой болтовни Миллер, и я лишь натянуто улыбаюсь, пожав плечами. Желание сбежать царапается под черепной коробкой. До боли заламываю пальцы, избегая взглядов однокурсниц.

[indent]  «Хогвартс – мой дом», - повторяю, подобно мантре, по дороге в замок. Хрупкое самовнушение.  Прошлое напоминает о себе, накатываясь снежным комом. Вот я плыву среди первокурсников в лодке, а передо мной возвышается замок, словно из тех самых маггловских сказок.  Вот стол Рэйвенкло взрывается аплодисментами, а вот мы с Эйлин сидим ночью на кухне, объедаясь сладостями. А вот я рисую на Астрономической башне, а вот Аарон меня отчитывает за снятые баллы с факультета. Передергиваю плечами. Селвин. В памяти вихрем проносятся наши отношения, в которые мне с самого начала было сложно поверить. Он, такой весь идеальный, обратил на меня внимание. Казалось бы, мечта влюбленной идиотки сбылась.

[indent] Часто моргаю, когда глаза начинает жечь, собирающаяся в уголках, соленая жидкость. Не хватало еще заплакать здесь. Напряженно проглатываю тугой подступающий ком. Шумно втягиваю воздух через нос и резко выдыхаю.

[indent] Повозка наконец-то останавливается. Последний раз бросаю озадаченный взгляд на костлявое существо и скрываюсь за воротами.  «Дом, милый дом», - вторю, но сама не верю. С темного неба срываются ледяные капли дождя.

[indent] Тепло Хогвартса окутывает, как только я вхожу в замок. Тени от свечей танцуют на стенах. Из Большого зала доносится праздничная суета. Поспешно поднимаюсь в гостиную своего факультета, надеясь ни с кем не столкнуться по пути. Правда, больше всего, я боялась застрять у входа в гостиную из-за тупой загадки, потому с облегчением выдыхаю, когда она звучит, и бросаю короткое «анимаг».

[indent] Нервно оглядываюсь по сторонам, распаковывая чемодан, словно в комнате кто-то может притаиться в тени и наблюдать за мной. Неуютно. Нашариваю среди вещей завернутую в теплый шерстяной свитер бутылку. Спрятав под мантию, также незаметно выбираюсь из гостиной, направившись в сторону Астрономической башни.

[indent] Прислоняюсь мокрым от пота лбом к ледяному кирпичу, тяжело дыша. Легкие, отвыкшие от физических нагрузок, горят. Мокрый холодный ветер, гуляющий внутри астрономической башни, обдувает, даря некое подобие облегчения.

[indent] Этот бесконечный день должен закончиться. Господи, как же я устала. Сползаю по стене, садясь на пол, и запускаю пальцы в волосы, до боли оттягивая пряди. Мысли тянут ко дну, под толщу водной глади – перед глазами тот вечер. С трудом откупориваю бутылку отцовского виски и делаю несколько внушительных глотков. Алкоголь обжигает горло, и я морщусь, шмыгнув носом.

[indent] Решение вернуться в Хогвартс было ошибкой  – все такое чужое, словно и не было пяти лет до этого. И не было меня. А меня и нет – я даже не призрак, даже не тень. Я – ничто. На ватных ногах подхожу к краю, всматриваясь в затянутое ночное небо. Еще один глоток. Еще один шаг к пропасти. Нужно найти кнопку «конец». Собираюсь встать на каменный подоконник. Слезы жгут в уголках глаз.

[indent] - Я знал, что ты здесь, - вздрагиваю. - И снова привет? – не могу пошевелиться, тело сковывает болезненным спазмом.

[indent] Между лопатками зудит от его пристального взгляда. Слезы срываются, обжигая обветрившиеся щеки.

[indent] - Привет? – осевшим голосом переспрашиваю, сглатывая тугой, душащий ком. Коротко и болезненно усмехаюсь, покачав головой, обернувшись к Селвину. –  То, что я хотела помочь тебе сегодня, ничего не значит. Или ты пришел убедиться, не выдам ли я твой маленький секрет? - вкладываю в свой тон всю возможную грубость, которая во мне только есть. – Какая же я идиотка, - тяжело вздыхаю. – Хотя нет… Аарон, идиот – ты, - буквально выплевываю эти слова. – Даже не представляю, насколько нужно быть тупым, чтобы стать Пожирателем, - руки дрожат то ли от холода, то ли от злости. – Если бы я была, как вы там говорите, «грязнокровкой», то ты бы убил меня, даже не засомневавшись? – шмыгаю носом, даже не пытаясь вытереть слезы, сквозь которые его очертания размыты. – Лучше бы я и, правда, была магглорожденной, тогда бы…, - отпиваю из бутылки, чувствуя, как спиртное бьет в голову. Отставляю виски. – Скажи, хоть что-то было настоящим? – совсем тихо спрашиваю, подняв взгляд на рэйвенкловца. – Или это все только ради этого? – снимаю с шеи копию семейной реликвии и отворачиваюсь от него, сделав резкий шаг на подоконник, и удерживаюсь свободной рукой за стену. – Что было важнее: я или этот гребанный «маховик»? – все может закончиться прямо здесь. – У меня ничего не осталось. Все было ложью. Вся моя жизнь. Даже мое рождение было ради вот этого, - держу за цепочку копию «артефакта» похожего на часы. – А потом ты…, - и шепотом добавляю. – Я любила тебя. Вот такая я дура, Аарон. Наивная дура, - достаточно одного шага и я больше не буду чувствовать весь это калейдоскоп из эмоций. – Но сейчас… Я ненавижу тебя, - голос срывается, но я заставляю себя продолжить. – За то, что спас меня, - и почти беззвучно добавляю, глядя вниз. - Зачем? 

[indent] Земля кажется такой манящей. Всего шаг с этого подоконника и вся боль уйдет. Я исчезну навсегда.

+1

4

[indent] В нем нет открытой агрессии. Он не бросается во что-то головой. Не старается быть безумцем и не мчится сломя голову. Лишь одну ошибку совершил, когда раскрылся, что он есть пожиратель смерти. Нельзя изменить того, что было прописано еще до его рождения. Как забавно. Сейчас только Аарон понял, что они похожий. Были рождены для целей, были оружием. И нет, он не хочет брать ее за руку и идти против всех, надеясь, что в конце их встретить счастливый конец. Не хочет поменять всю жизнь, которая у него и так была замечательной. За исключением вот этой вот занозы, которая пьяная шастает по краю. Еще немного и ее ведь вовсе не станет. Еще немного и все его старания пойдут прахом. Да-да, он должен думать лишь со стороны того, что это лишь очередное задание, которое ему нужно выполнить, дабы потом стать на шаг выше. Темный Лорд победит. А в награду за свои участия, он хотел попросить ее. Чтобы никто не трогал. Чтобы она, когда будет не нужной, никто не убил ее. Дабы она осталась с ним.
[indent] Почему он ее хочет спасти от смерти? Тем более, что она сама готова закончить все здесь и сейчас. Будет гуманно разрешить ей это сделать, но снова бьет внутри кулаками эго, которое хочет вырваться наружу. Нельзя просто взять и забыть все то, что он испытывал к ней. Даже сейчас, слушая ее слова, он продолжает усмехаться. Наверное, его могут выдать лишь глаза, которые он пытается скрыть за тенью. Оставаясь ближе к двери. Но ее действия все же побуждают сделать его шаг в сторону света.
[indent] - Идиотка. Дура, - вырывается все же что-то изнутри, как вулкан. Он не может понять, что с ней делать. Но умереть не даст. – Слезай оттуда.
[indent] Вот она чувствительная сторона человечества. Мать не раз пыталась вскрыться. Он видел, как она старательно вырисовывала раны на своих руках. Как она смотрела в даль, словно пытаясь выпрыгнуть и упорхнуть. Интересно, что ее останавливало? Она каждый раз смотрела на Аарона и лишь мягко улыбалась. Словно обнимая ее без действий.
[indent] - Хочешь ответы? Я их дам тебе.
Он сделал снова шаг в сторону девушки.
[indent] - Хочешь услышать правду? Она тебе нужна? Ты сама начала это все. Сама попросила подойти к тебе, поцеловать тебя. Ты сама хотела этого. Сама тянулась ко мне. Бесишь. Как же ты меня бесишь. Все время твои романтические всплески. Желания смотреть на звезды. Не спать по ночам и потом залипать на занятиях. Терять драгоценные баллы. Я терпел тебя, такую наивную тупую дуру.
Злобно выругавшись в сторону, он выдохнул. Но уже не смотрел на нее своими свирепыми глазами. Смотрел в сторону, чтобы она не слышала. Его тон и голос снова сменился из громкого на тихий.
[indent] - Но ты каждый день писала мне письма. Я думал, что это ребячество, но со временем это стало вызывать у меня странные чувства тепла. Я увидел тебя на том поле. Увидел и совершил то, что никогда не думал совершать. Я не должен был тебя спасать. Не должен был идти на поводу чувств.  Ты заноза, которая вечно у меня встает на пути. Все время. И твоя смерть. Возможно, что это лучшее решение для нас обоих. Стоит тебе прыгнуть и я смогу освободится. Не буду сомневаться. Не буду каждый раз просыпаться в поту от страха, что тебя будут убивать долго и мучительно. Мне надоело за тебя беспокоиться. Надоело каждый раз попадать в неприятности.
[indent] Сердце колотит так быстро, что невозможно ничего услышать помимо него. Аарон не замечает, как снова делает шаги к ней. Не замечает то, что оказывается слишком близко. Но боль утраты пронзает его насквозь. Никто не увидит его слез, вот что он себе обещал, поэтому даже сейчас, когда хочется закричать на весь свет, отпустить свои слезы, он, стиснув зубы, смотрит на нее. Только на нее.
[indent] - Там на трибунах. Я увидел твои глаза. Увидел то, что ты в шаге от смерти. Но ты слабая. Вместо того, чтобы отомстить обидчикам, вместо того, чтобы что-то делать, ты готова просто все закончить. Может, я тебя переоценил?
Берет бутылку виски и отворачивается от девушки. Она прыгнет и возможно, что совсем скоро и его не станет за проваленное задание.

+2

5

[indent] «Я тебя ненавижу». С этого все началось, этим все и закончится. Слова, которые давно потеряли свой первоочередный смысл для нас. В них весь калейдоскоп из чувств, и среди них нет ненависти. Я не ненавижу. Хочу, но не могу. Возможно, от того так больно и хочется орать во все горло. Потому, что я могу простить то, что прощать нельзя? Он в рядах тех, кто убил мою маму. Мой отец был среди них, один из них, и он мертв от руки своего же.

[indent] Я в ужасе от того, что являюсь частью этой нависшей над нашим миром тьмы.  И в последний месяц меня осталась один на один со всеми этими мыслями, чувствами, со всей этой гребанной правдой и жалостью к самой себе. Вы когда-нибудь чувствовали нечто подобное в отношении себя? Это мерзкое и липкое ощущение, которое не отдирается.   

[indent] В один день вся моя жизнь перестала быть моей. Хотя она и не принадлежала мне.  Пошатываюсь, но удерживаюсь рукой о стену. Оглядываюсь через плечо, когда Аарон заговаривает, а после и вовсе оборачиваюсь спиной к пропасти, шатаясь больше от сильных порывов ветра, чем от виски, бьющего в голову. «Никогда не смотри вниз, - писал в одном из писем Гидеон. - Зачем смотреть вниз, когда можно восхищаться тем, что находится выше?». Падая, я хочу видеть небо.

[indent] Свободной рукой вытираю мокрые щеки, но слезы не прекращаются. Лицо Аарона все еще размыто, но он становится ближе. Всего на шаг. И он готов дать ответы. Рассказать все. Правда, снова все переворачивает так, словно во всем, что с нами сейчас происходит, виновата я. Тупая фантомная боль бьет в затылок, как в ту ночь в коридоре, когда он толкнул к стене. «Лучше поцелуй меня», - эхом отскакивает от черепной коробки. Я стала катализатором.

[indent] До боли кусаю внутреннюю сторону щеки, чтобы не всхлипнуть от душащего потока слез, пока не чувствую привкус стали на языке. Дождь все также противно моросит. Вдалеке вспыхивает молния и через пару секунд над нами раскатывается гром.

[indent] -  Я не просила терпеть меня, - вздрагиваю от тона собственного голоса. Апатичный, ровный, неживой. – Ты снова это делаешь. Выставляешь меня виноватой. Конечно, ты же у нас «мистер я всегда прав», куда тебе совершать ошибки, – сердцебиение ускоряется, заставляя чаще хватать сырой воздух потрескавшимися губами, но я не чувствую злости или раздражения, лишь моральное и физическое истощение.

[indent] Делает шаг. Еще один шаг ко мне. И я различаю черты. Взгляд потерянно блуждает по его лицу. В нем все так знакомо мне: каждая родинка, каждая выемка, к которым я касалась пальцами. Продолжает говорить, обрушивая на меня тот летний вечер, а я неотрывно смотрю прямо в серые глаза, оттенок которых всегда зависит от освещения, и сейчас они кажутся мне почти черными. Как и все, что произошло в тот день.

[indent] Сглатываю. В висках больно пульсирует, от чего кружится голова. Крепче сжимаю пальцы, хватаясь за кирпичную стену. Дождь усиливается и хватает всего пары минут, чтобы я промокла насквозь. Аарон договаривает. Он прав, без меня его жизнь станет проще. Не нужно будет смотреть на эти гребанные звезды, слушать мои рассказы и не спать по ночам. Будто ему не нравилось не спать по ночам. Не нужно будет отвечать за меня. Ведь я не принадлежу ни себе, ни ему.

[indent] Вода струями стекает с волос, промокшая одежда липнет к телу. Он забирает недопитую бутылку виски, он оставляет меня. Я не хочу. Делаю шаг. Вперед. К нему.

[indent] - У тебя нет права на оценку, - констатирую, обойдя его и повернувшись, чтобы снова видеть глаза, мне нужно видеть его глаза. – Я не принадлежу тебе, - сглатываю, смочив языком пересохшие губы. – Ни тебе, ни себе, - в груди давящим грузом разрастается чувство безысходности. – Я – его,- мне ненужно уточнять, чтобы он понял, ведь только из-за его приказа он сейчас здесь. – Отец продал меня ему ещё до моего рождения, назвав Элиас, - дыхание учащается, а глаза режет от нового приступа слез, хотя еще вчера мне казалось, что их уже не осталось. – И однажды меня убьют из-за ненадобности.

[indent] Дрожь пробирает все тело, а мысли спотыкаются одна об одну. Слезы обжигают ледяные щеки, смешиваясь с каплями дождя. Они те остатки эмоций и чувств, которые выплескиваются из меня, душат, отдавая болезненной горечью и безысходностью. Стою так близко, что даже, кажется, чувствую его запах.

[indent] - Ты прав, пока я жива, пока дышу, ты тоже никогда не будешь принадлежать себе…. Ты говоришь,  я должна отомстить. Кому? Тебе? Сам сказал, я слабая. Наверное, еще и ничтожная, верно? – нервно усмехаюсь. Колотит в ознобе, и я дрожащими пальцами достаю свою волшебную палочку. – Ты же знаешь, что… Что тем, кто убьет меня, будешь ты. Потому, что это будет приказ. Его. Тому, кому ты принадлежишь, - задыхаюсь, даже не пытаясь вытереть мокрое лицо. Вкладываю палочку в его ладонь, загибаю пальцы, обхватив его ладонь обеими руками. Ток проходит по венам. Поднимаю взгляд, ища его глаза. Приставляю кончик палочки к своему горлу. Проглатываю болезненный ком. – Ты сделаешь это, когда он попросит? – крупная дрожь пронимает все тело, а сердце ошалело ломает ребра.

[indent] Я боюсь знать ответ.

+3


Вы здесь » Marauders: life f*cks us all » Quick-Quotes Quill » do I wanna know? don`t cry mercy


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC