Marauders: life f*cks us all

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: life f*cks us all » Quick-Quotes Quill » Nine in the Afternoon


Nine in the Afternoon

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

♫ And you know that you feel it too
'Cause it's nine in the afternoon

-------------------------------

Nine in the Afternoon
https://i.imgur.com/DfdYJI8.gif https://i.imgur.com/t6jCOn9.gif https://i.imgur.com/5I2BaCB.gif https://i.imgur.com/E0q9fzQ.gif

Lily Evans, James Potter. Класс зельеварения. 09.09.1976 г.
-------------------------------

Иногда всё идёт совсем не так, как того хочется. Хотела ли Лили Эванс остаться после уроков наедине с мистером Поттером? Ответ вполне очевиден. Однако Джеймсу, кажется, столь неоднозначная ситуация показалась более, чем просто любопытной. Так, чему же юная Гриффиндорка сумеет научить непоседливого однокурсника и сумеет ли вообще за один короткий вечер? Или же..?

+4

2

Оранжевый солнечный диск медленно скатывается к линии горизонта, прячется за высокими стенами замка, чьи башенные шпили тянутся к небесам, да цепляются за пушистые облака, заглядывает в окна, словно прощаясь до утра, желая спокойного вечера. Один из золотых лучей, ласково скользнув по бледной щеке, да медной макушке, не обделил своим вниманием и класс зельеварения, где девушка, склонившись над книгой, старательно делает вид, что не замечает посторонних звуков, издаваемых ещё одним человеком, находящимся в классе, чьё присутствие напрягает изрядно, от чего на лбу Лили даже морщинка пролегла.
Шелест бумаги, звон случайно задетых рукавом чёрной мантии склянок. Эванс лишь демонстративно морщит носик, уверена, что надоедливый Поттер заметит, уж слишком пристально глядит на неё, чем, опять же, вызывает лишь напряжение, но взгляда изумрудных глаз девушка не поднимает.
Звук становится громче, настойчивей. Джеймсу, очевидно, не сидится на месте, не привык проводить свободное время за учебниками, особенно, если в этот самый вечер где-то там, на, определённо, обожаемом им поле проходит тренировка команды по квиддичу.
Снова лязг стекла и, одна из колбочек таки отправляется на пол, разумеется, абсолютно случайно. Лили вздрагивает, замирает, переводит взгляд на битое стекло. Благо, пустая.
- Так, ладно. - Нервы сдают, Эванс раздражённо и громко с характерным хлопком закрывает учебник, а рыжие локоны, рассыпавшиеся по её плечам, забавно подпрыгивают, будто маленькие пружинки.
- Профессор Слизнорт попросил меня подтянуть твои знания. Будем учиться... - Выносит вердикт, наконец, заговорив с однокурсником, но зелёные глаза рыжей ведьмы по-прежнему выражают крайнюю степень недовольства, мол "и сам не учится и другим не даёт".
- И ты тоже. - На всякий случай уточняет и глядит сурово из-под чуть опущенных ресниц.
- Но сначала мы уберём последствия этой маленькой катастрофы. - Эванс тих хмыкает собственным мыслям, отмечая про себя, что главная катастрофа здесь - сам Поттер и отнюдь не маленькая - масштабная. Для всего Хогвартса и для класса зельеварения в частности.
Обречённо вздохнув, Лили сжимает в ладонях палочку и чуть приподнимается с насиженного места.
- Репаро, - лёгкий взмах палочкой, с которой тут же срываются чары, окутывающие осколки и предающие им прежний целостный вид.
Эванс даже улыбается своей маленькой победе, но улыбка в мгновение ока тает, когда девушка возвращает колбу обратно на деревянную столешницу.
- Итак, быть может, будут пожелания? В смысле... Возможно, ты хотел бы изучить что-нибудь сам? - Эванс пытается, видит Бог,пытается же. Выходит путано и, откровенно говоря, плохо, но никто уж точно не обвинит её в том, что она не пыталась.
- Ох, Мерлин... Я не знаю, зачем вообще спрашиваю? Уверена, тебя не воодушевляет перспектива сидеть после уроков здесь и пытаться учиться. - Лили делает акцент на предпоследнем слове и вздыхает, замолкая всего на секунду-другую.
- Поверь, мы в одинаковом положении. Почти... Так что просто открой учебник и попробуем то, что делали сегодня на уроке. - Юная чародейка прячет палочку, что всё это время сжимала в руках, сама того не замечая, и несколько деловито упирается ладонями в стол. Возможно, стоит попробовать ещё раз. Хотя бы просто попробовать, отбросив мысли о том, что это Поттер... Несносный и абсолютно отвратительный ей Поттер, с которым она отчего-то разговаривает. Которому она зачем-то пытается помочь, оправдывая саму себя перед собой же тем, что то было наказом уважаемого профессора Слизнорта.
Девушка снова утыкается в книгу, но на сей раз изредка поглядывает на Джеймса, пытаясь понять, с чего же ей следует начать, а Поттер тем временем всё смотрит и ей кажется, что в его вечно чуть растрёпанной голове уже родилась очередная очень плохая идея. А ещё... Ещё ей кажется, что этот вечер будет невероятно длинным. Вечер, который этим двоим стоило бы провести порознь - ему на поле с метлой, да товарищами, а ей здесь в тишине и гордом одиночестве. Лили хотела было фыркнуть, но сдержалась, вспоминая о причине, по которой одиночество стало ей столь мило. Винила ли она в том Джеймса? Сказать сложно. Она винила его во многом, но... Трясёт головой, локоны снова забавно пружинят. Мысленно снова возвращается в класс зельеварения и учебник, буквы в котором сегодня крайне тяжело складываются в связный текст.

+3

3

Темнело. Джеймс видел, как солнце опускалось всё ниже и ниже, постепенно вгоняя всё во тьму. Однако на тренировочном поле видны некие солнечные блики, которые освещали игровую площадку где сейчас во всю тренировалась команда Гриффиндора. Как же ему хотелось оказаться там, на поле. Сесть на метлу и ловить золотой снитч или попутно гонять квоффл в кольца, забивая очередные голы. Джеймс любил квиддич. Впрочем, назовите хоть одного волшебника, кто относился к данному спорту равнодушно. Юноша предпочитал больше тренироваться для игры, принебрегая учебе, и, вероятно, по этой причине его решили наказать, оставив после уроков. На самом деле Поттер младший частенько засиживался после занятий наказанным за мелкие проделки, потому ему не привыкать, особенно, если рядом был Сириус. Но сейчас иначе. Сейчас рядом с ним сидела Лили, от чего Джеймсу было не по себе все это время.
Нервно стуча пальцами по парте, Джеймс то и дело бросал свой взгляд в окно, а иногда на девчонку сидевшую рядом. Её рыжие волосы блестели на солнечном луче, пока тот постепенно не скрылся из виду. Сама Эванс сидела уткнувшись в книгу, а вот Джеймс даже не притронулся к своему учебнику. Между ними всего пару сантиметров. Между ними слишком короткое расстояние из-за чего юноша нервничал ещё сильнее, чем обычно. Пожалуй, он не раз представлял в своих мечтах, как та окажется рядом с ним и упадёт в его объятия, но ни в одной его фантазии они не оставались после уроков. Что теперь будет? Они и впрямь начнут заниматься? Джеймс поправляет слетевшие очки, перед этим протерев их о края мантии. Они слишком вспотели, что неудивительно. Ему сейчас было тяжело находиться в кабинете зельеварения. Профессор допустил ошибку, кода оставил их одних в запертом кабинете, наивно пологая, что Поттер серьезно возметься за учебу, отнюдь. Сохатому сейчас совсем не до зелий и причина его нервозности сидела практически рядом. Но, как бы сильно ему не хотелось нарушить школьные правила, он знал, что от некоторых привычных выходок придётся в этот вечер отказаться. Всё же, чем скорее Джеймс начнёт подтягиваться в зельеварения, тем быстрее побежит тренироваться на поле, ведь впереди предстоял важнейший матч против факультета Слизерин и волшебник не намерен был им проиграть. Наконец, разрушив томившую тишину, Лили начала говорить первой и её тон немного спугнул юношу. Впрочем, неудивительно. Джеймс ещё до наказания успел сильно докучать девушке, а она была всё так же раздражительна, стоит только ему появиться в ее поле зрения. Подобное Поттера не пугало, наоборот, придавало больше сил и желания завоевал внимания старосты Гриффиндора. Пускай для этого и придётся проторчать с нею в кабинете зельеварения он все равно своего добьётся.
— Учиииться. — Лениво протягивает за ней Джеймс явно рассчитывая на что-то другое. На секунду ему захотелось воспользоваться алохоморой и убежать на тренировку, но Сохатый вовремя подавил спонтанное желание. Если рядом все время будет она, то всё не так плохо. — А я думал ты просто хотела поближе со мной познакомиться. Впрочем, мы это ещё успеем.
После её слов Джеймс перестал нервничать. Вместо этого он удобно устраивает ноги на парте и облокотился на спинку стула. Юноша прекрасно знал, что своей выходкой лишь сильнее разозлит Лили на что, собственно, рассчитывал. Девушка говорила слишком быстро, и похоже, не сильно была рада подобной компании в отличие от Поттера. Тот наоборот не против провести вечер вместе со старостой, однако игроки на поле тренировки сильно отвлекали его, когда те переодически мелькали через окно. Перестав следить за игрой, Сохатый устремил свой взгляд в сторону девушки. Лили убирала остатки колбы, которая якобы разбилась случайно, не нет. Гриффиндррец успел незаметно двинуть её волшебной палочкой, чтобы та разбилась, иначе Лили продолжила бы молчать. Тяжело вздохнув, Поттер с неохотой возвращает своё положение, убрав ноги со стола. Открывает учебник зельеварения и делает вид, что интенсивно ищет нужную страницу.
— Можешь не распинаться в чтении морали, я выполнил твою просьбу. Но в одном ты права — я бы предпочёл находиться где-нибудь в другом месте.
Открыв страницу сорок семь, Джеймс нахмурился. Пожалуй, дополнительное занятие правда не помешают.
— Ладно. А что было сегодня на уроке?

+3

4

Уголки губ подрагивают всего мгновение. Лили не уверена, что Поттер вообще мог бы заметить это и, признаться честно, надеется, что не заметит. Причиной внутреннему ликованию, почти отразившемуся на лице гриффиндорки становится её маленькая победа. То, что абсолютно неуправляемый Джеймс вообще послушает её уже многого стоит для Эванс, как для старосты, чей авторитет Поттер и компания частенько ставили под вопрос.  Однако Лили вскоре вновь пренебрежительно фыркает, когда юноша отшучивается совсем в своей манере.
- Не дождёшься, Поттер. Не в этой жизни. - Можно подумать, остаться здесь было её идеей. Честное слово, волшебница отлично провела бы этот вечер и без раздражающией время от времени компании. Гриффиндорка закипает без видимой на то причины, просто размышляя о том, что могла бы провести этот вечер в тишине и спокойствии, а вместо этого... Лили вдруг поднимает глаза, отрывает взгляд от букв в книге, по которым уже давно лишь без особого смысла скользит глазами, не пытаясь уловить сути и... Успокаивается? Он ведь пытается. Правда пытается. Уж если бы то было блефом, Эванс наверняка подметила бы. Так, почему бы не попытаться и ей. Снова.
- Так, чем же вы занимались на уроке, мистер Поттер, раз не помните даже того, чему он был посвящён? - Назидательным тоном присущим профессорам пытается выведать Эванс манерно сощурившись, дабы быть более убедительной. А после, спустя всего мгновение улыбается почти искренне, пытается доказать, что и она особа отнюдь не такая омерзительно скучная, какой может показаться с первого взгляда.
- Ладно, давай выясним, что вообще ты помнишь из курса зельеварения? - Лили внимательно глядит на капитана команды Гриффиндора, что мысленно, кажется, находится где-то на поле для Квиддича, где тренировка, к слову, подходит к концу, так как солнце уже почти скрывается за горизонтом. “Абсолютно неуправляемый Джеймс” таки перестаёт слушать занудную старосту, что взывает к гласу разума в его голове, занятой, очевидно, совсем другим и Лили это не то, чтобы нравится.
- Поттер? Ты меня слушаешь? - Выдерживает короткую паузу, но не получая ответа лишь больше раздражается.
- Джеймс?! - Пожалуй, впервые за сегодняшний вечер, если не за всю жизнь Эванс решается позвать его по имени. Сложно сказать, что мешало делать так до этого момента, но даже сейчас, произнеся его имя, Лили чувствует лёгкую неловкость. Настолько лёгкую, что запросто скрывает её за всё тем же неизменным раздражением.
- А ведь сперва мне даже показалось, что ты немного заинтересован. - Вздыхает негромко, но достаточно тяжело.
- Напиток живой смерти? Амортенция? Может, что-то из прошлых лет... Животворящий эликсир? - Медленно, чтобы собеседник успел отреагировать, если услышит что-то знакомое, перечисляет рыжеволосая волшебница, задумчиво глядя в оглавление учебника по зельеварению, а после уже и сама отвлекается, задумавшись о том, как готовилась к урокам прежде. С человеком, что был действительно заинтересован в данном процессе точно также, как и она. Впрочем, в компании бывшего друга Лили не могла блеснуть знаниями, как ни крути, Сев был и остаётся куда талантливей юной Эванс и от того именно сейчас, когда все связи со слизеринцем разорваны становится вдвойне обидно. Обидно от того, что человек одним нелепым словом перечеркнувший, уничтоживший их, казалось бы, нерушимую дружбу, человек предавший её по-прежнему остаётся для неё примером для подражания, во всяком случае, в успеваемости.
Лили чуть морщится от неприятных мыслей, доставляющих нестерпимый дискомфорт и отбрасывает их прочь, возвращаясь в реальность, ловя на себе взгляд внимательных глаз Поттера, что, как и она всего парой мгновений ранее глядит на неё, выпавшую из реальности, кажется, ожидая реакции на что-то, что девушка пропустила уйдя в собственные размышления слишком глубоко. Можно даже сказать, настолько глубоко, что в них же едва ли не захлебнулась.
- Чёрт. Прости. Ну... Мы квиты. А теперь продолжим. Или же... - Несколько нерешительно Эванс опускает взгляд, вновь устремляя его на строки раскрытого учебника, но букв не видит и уж тем более не складывает в слова, безучастно глядя куда-то сквозь замысловатый текст.
- Джеймс... Могу я спросить у тебя кое-что? - Задаёт первый вопрос но не дожидаясь ответа продолжает.
- Ты всё время крутишься вокруг меня... Бросаешь все эти... Фразочки, словно, я что-то значу. - Ей неловко. Максимально неловко, от чего тонкие девичьи пальцы несколько нервно перебирают ткань юбки. Не успев договорить, Эванс уже несколько раз пожалела о том, что вообще начала, но отступать староста Гриффиндора не привыкла.
- Не подумай, я не упрекаю... Пока что. Просто, мне правда хотелось бы знать - зачем? Ты ведь даже не знаешь меня. - Почему именно сейчас? Почему столь честно и откровенно? И почему, чёрт побери, именно с Поттером? С заносчивым отвратительным Поттером... На эти вопросы, как и на многие другие, что судорожно вертятся в голове, Лили не может подобрать стоящего ответа, но отчего-то решает, что, вероятно, так нужно. Коль уж им предоставилась возможность, пусть и навязанная профессором зельеварения, провести какое-то время вместе, подальше от дружков Поттера, перед которыми тот столько выделывается, Лили решает, что всё же стоит прояснить его поведение, что всякий раз выводит из себя. Высказать, к тому же, что столь глупые шутки её жутко задевают, но об этом позже. Пока Гриффиндорга лишь ждёт, что в итоге ответит Джеймс на вопрос, честно слово, обескураживший и её саму, его же и озвучившую.

+2

5

Она улыбнулась и Джеймс на некоторое время замер. От восхищения. В самом деле, Лили была прекрасной девушкой. Более того, очень красивой. Поттер сразу приметил её ещё на первом курсе, когда она только подсела к распределяющей шляпе. Уже тогда он подумывал о том, чтобы завоевать её, если не сердце, то хотя бы доверие. Но почему-то девчонка упрямилась, упрямилась даже до шестого курса. Они подросли и  сейчас она всё так же равнодушна к нему, а ведь он ничего плохого не делал. Ну, почти ничего. Джеймс украдкой бросал взгляд на Лили. Он так и не понял, что именно в ней его привлекало. Её рыжие волосы, цвет волос. Приятный запах парфюма, вот эта лукавая искренняя улыбка. Она была идеальна во всем, а вот он полностью её противоположность. И в тоже время Сохатый не мог отвести от неё взгляда, как же она была хороша. Но, несмотря на всё это, завоевать доверие девушки оказалось сложной задачей. Сидя рядом, Лили продолжала раздражаться от любого его действия, чего вызывала у Джеймса недоумение. Может, стоит подойти с другой стороны? — промелькнуло в голове юноши, пока его взгляд скользил изучающе по Эванс. Он разглядывал бы её долгое время, если бы не странные ликующие звуки за окном, которые раздавала команда. Тренировка явно прошла на ура.
— А? — неуверенно окликается Джеймс, вновь возвращаясь к Эванс. Кажется, она заметила как он отвлёкся и временно погрузился в свои мысли, которые метались из стороны в сторону. Как же он хотел быть сейчас на поле для тренировок, но вместо этого ему приходилось торчать в этом проклятом кабинете. Хотя с другой стороны, компания Лили Эванс была намного лучше, чем ребята по команде Гриффиндора. — Прости, я немного отвлёкся. Конечно, я тебя слушаю. Такой прекрасный голос невозможно не услышать.
Вернувшись в реальность, Джеймс вновь облокотился на спинку стула. Итак, он в кабинете зельеварения. Вместе со старостой факультета. Джеймс знает Лили очень давно, но не достаточно хорошо, чтобы угадать её вкусы и предпочтения, которые помогли бы ему в дальнейшем. Сейчас было бы глупо подкатывать к ней, но он не смог удержаться. Рядом с Лили, Джеймс всегда превращался если не в придурка, то в настоящего идиота, который только и делает, что распускает странные шуточки в её адрес. Не потому что хочет ей докучать, а потому, что не может иначе.
— Думаю, Амортенция, — воодушевленно проговорил Джеймс, наблюдая за стараниями девушки. На самом деле Джеймс прекрасно помнил о том, чем они занимались на уроках. Он слегкостью впитывал новые знания. Однако из-за вечных тренировок позволил себе на некоторое время забыться от этого. Глядя сейчас на Лили, которая, видимо, тоже заблудилась в своих мыслях, Поттер усмехнулся. Несмотря на то, что они оба совершенно разные, было в них что-то, что сближало. И теперь Джеймс понял, что именно.
— 1:1, Эванс.
От её серьезного взгляда стало не по себе, а заданный вопрос вовсе загнал в угол. И как теперь быть? Джеймс лихорадочно думал, что ответить. Краем глаза он заметил её нервность, отчего уголки куб свернулись в лёгкой усмешке. Значит, не он один сейчас чувствовал себя неловко. Ее вопрос правда нервировал. Джеймс понимал, что от его ответа зависит их дружба, которая с каждым днём трещит по швам. В этот раз не было хотя бы придурковатого Нюнчика, что вечно суетил свой нос возле неё, не давая толком подойти к девушке. А сейчас он не знал, что ответить, ведь её реакция может быть совершенно другой.
— А ты разве ничего не значишь? — проговорил Джеймс, поправляя слетевшие очки. Надо же, её вопрос заставил немного напрячь мозги, которые сейчас рядом с ней напрочь отказывались думать. В прочем, как и всегда. Понизив голос до шепота, Джеймс продолжил: — Для меня ты значишь многое, Лили.
Отстраняется от учебника и оказывается возле неё. Их лица могли бы соприкоснуться друг с другом, но Поттер оставил небольшое расстояние, чтобы не спугнуть девушку, после чего добавляет намного тише, переходя даже на шёпот: — Я пытался тебя узнать, ты же сама отталкиваешь.  Но то, что я уже знаю, мне нравится.
Нехотя возвращается в исходное положения и возвращает невозмутимый вид, словно ничего не говорил ей. Джеймс опасался пощечины, которую она могла дать за проявленную близость, потому поспешил взять обратно учебник в руки. В этот раз он сделает всё правильно.
— Ну, так что там с Амортенцией? Кажется, оно должно пахнуть любимыми запахами. Верно?

+2

6

Слишком близко. Эванс почти вжимается в стул на котором сидит и дело совсем не в том, что ей противно или неприятно. Поттер частенько вызывал такие чувства у старосты Гриффиндора, но не в этот раз.
Неловкость. Вот преобладающая эмоция в состоянии Лили на данный момент. Однокурсник не выглядит, по обыкновению, насмешливым. Его слова не похожи на одну из дурацких шуток, что столь часто слетают с его уст абсолютно необдуманно. Это странно и отчасти даже усложняет задачу для рыжей грифиндорки. В иной ситуации она могла бы просто оттолкнуть, да обругать нахала, но именно сейчас для действия настолько радикального не поднимается рука. Да что там рука, Лили вообще какое-то время не шевелится. Замирает, словно кукла с забавными рыжими кудряшками, усаженная на стул в этом проклятом кабинете.
- Джеймс, ты... - В ответ также почти шепчет, словно кто-то здесь, в пустом кабинете может подслушать их разговор. В данной ситуации совсем не хочется звать юношу по фамилии так, как привыкла. Лили обескуражена и сбита с толку. Волшебница почти уверена, что даже чувствует его дыхание на своих, чуть приоткрытых от изумления губах, и это привносит в её состояние ещё одну порцию неловкости.
Ей очень хочется сказать что-нибудь. На самом деле, многое. Что греха таить, Эванс тронута подобным, отчасти потому, что в ответ ожидала скорее очередную нелепую шутку, а не это, выбивающее почву из-под ног, признание.
Как зачарованная девушка поднимает ладонь и медленно протягивает к нему навстречу, ни на мгновение при этом не отводя пристального, но при этом отчасти нежного взгляда.
- Ты слишком близко. - Однако в следующее мгновение ладонь отнюдь не касается его так, как ожидалось бы. Так, как отчасти хотелось бы. Она упирается в его плечо осторожно, не отталкивает, но намекает о том, что им стоило бы соблюсти дистанцию, ибо, в конце концов, вспоминает, что это не кто-нибудь, а тот самый несносный Поттер, что в своё время попортил ей немало крови. И, Лили уверена, ещё успеет попортить, стоит ему оказаться на людях или в компании своих друзей. А если быть точнее, одного друга, ибо главными зачинщиками бардака в стенах Хогвартса всегда были и остаются Джеймс и Сириус. К остальным из их компании Лили почти не имеет претензий. С Римусом даже, отчасти, водит своего рода дружбу, в силу того что оба являются старостами факультета. Впрочем, Люпин частенько всё же крайне снисходителен к выходкам друзей, а потому и он время от времени удостаивается привычно недовольных взглядов от рыжей старосты.
Но, возвращаясь в настоящее, в кабинет зельеварения...
Джеймс послушно усаживается на место так, словно ничего и не было, чем, в очередной раз, поражает Эванс. А после вновь говорит. О том, для чего они здесь, собственно, и собрались. О зельеварении. И тут Лили слегка болезненно ударяется, наконец, о реальность. О ту, где имеют значения не его глаза или теплое дыхание, а склянки на столе, да открытые учебники.
- Д-да... Ты прав. - Всё ещё находясь в легком ступоре, Лили очень неуверенно кивает в ответ на утверждение Поттера.
- Выходит, ты всё-таки слушал на занятиях Господина Слизнорта. Я удивлена. - Уголки её губ приподнимаются и на сей раз волшебница не пытается скрыть этой улыбки.
- Что ж, значит, Амортенция. - В руках Эванс снова оказывается учебник, который она листает с видом крайне задумчивым до тех пор, пока не останавливается на нужной странице.
- Это зелье не из простых, но попробуем. - Девушка кладёт раскрытый учебник на стол прямо посередине, так, чтобы было видно обоим.
- Впрочем, для начала... Пройдёмся по теории? Итак, как должно выглядеть верно приготовленное зелье? - С вызовом Лили глядит на Джеймса, хотя и понимает прекрасно, что ответ сокрыт где-то на страницах раскрытой перед ними книги. При большом желании Поттер с лёгкостью может прочесть необходимую информацию там, но и этого будет достаточно, ибо даже так, очень велик шанс, что эта информация отложится где-то в голове юноши.
Сама же Лили в это время уже подготавливает необходимое для предстоящего «опыта». С одной из полок она снимает несколько необходимых ингредиентов, а после устанавливает небольшой котелок прямо над горелкой.

+1

7

Слишком близко? Неуверенно подумал Джеймс, держа в руках проклятый, старый и потрёпанный учебник зельеварения. На его памяти они никогда не были на подобном близком расстоянии, но он не чувствовал смущения, а вот она явно испугалась. Пожалуй, не такой реакции ожидал от рыжеволосой. Джеймс её пугает? Или вызывает отвращение? От этой мысли хотелось провалиться сквозь землю, но она не ударила и не убежала из запертого кабинета. Хотя, если признаться, Джеймс был уверен, что она замахнётся рукой и влепит ему хорошую пощёчину за проявленную наглость, но она не сделала этого, а значит всё было в порядке. Должно быть девушкам принято так реагировать, откуда ему знать? Большую часть времени Джеймс проводит с мародерами, которым нравится так себя называть. Они привыкли находиться вместе, а другие им были не нужны. Вот только с каждым годом Поттер посматривал на Лили и порой ребята это замечали, а Сириус вовсе называл слабаком, которому не под силу завоевать внимание девушки. Конечно, старый друг подшучивал так для того, чтобы Сохатый наконец-то решился на подобный подвиг, раз рыжевластка не понимала его намеков, да и вовсе отталкивала от себя. Что сказать, женщины всегда были для Джеймса трудной загадкой, которую разгадать практически невозможно. Впрочем, им, наверное, тоже трудно понять мужчин. Фыркнув своим мыслям, волшебник нахмурился. Надо было ещё дольше продлить момент, жаль, упустил хорошую возможность подловить Лили на добром слове.
Закрыв ненужный учебник, Джеймс откладывает его в сторону, так как Эванс положила свой открытом на видном месте. Сейчас она больше походила на препода школы чародейства и волшебства, чем на старосту Шестого курса. От такой внезапной перемены резко пересохло в горле. Он будто сидит на уроке, а сейчас идёт экзамен. Признаться, подобная перемена вывела юношу из привычной колеи и вся его уверенность, которой излучал рядом с девушкой мигом испарилась, сменившись на задумчивость и сосредоточенность. Сейчас Джеймс хотел доказать Лили, что он не настолько глуп, как кажется, ведь не зря сдал С.О.В. на отлично в прошлом году.
— Может, со стороны я и выгляжу, как идиот, но я слушаю всё, что творится вокруг меня, — проговорил Джеймс, усмехнувшись девушке. Кажется, она стала относиться к нему более лояльно, чем было ранее и её улыбка тому доказательство. Ему бы хотелось окунуться в её ярко-зеленые глаза, раствориться в них единым цветом. Забыться от этого мира, от грядущих проблем, которыми кишит мир волшебства, но этого было невозможно, пока она так относилась к нему. — Как... зелье? Ну, там бурлящая в котле жидкость? Кажется, король слизней говорил о том, что Амортенция должна пахнут любимыми запахами, когда показывал её на уроке. Чем оно пахло для тебя, Лили?
И в самом деле, когда Слизнорт показывал зелье на уроке, оно пахло для каждого по-своему. Сириус как-то шепнул ему, что он учуял запах свежей травы и старого дерева, которым пахла его новенькая метла. Джеймс же ощущал запах свежей новой книги и, кажется, мяты. Так пахли мятные леденцы, которыми юноша иногда грешил и покупал в сладком королевстве. А ещё сирень. Перестав думать, Джеймс наблюдает за Лили. Теперь, когда они были достаточно близки и впервые сидели за одной партой, Поттер уловил знакомый запах сирени, а точнее шампуня, которым явно пользуется девушка. Её волосы пахнут сиренью.
— Лично я чувствовал запах сирени, насколько помню, — произносит скорее для себя, чем для Лили, дабы лично убедиться в правдивости своих слов. Джеймс испытывал некую эйфорию, когда говорил об этом, потому что знал, что это её запах. Конечно, сейчас волосы Лили пахли не так ярко, но этого было достаточно, чтобы уловить его. Смелее, Сохатый, чего медлишь? Невольно слышится голос Сириуса, который если бы был сейчас рядом, то непременно сказал именно эти слова. Он настолько привык к Бродяге за все годы общения, что с лёгкостью представит его образ и то, что он скажет. Разумеется, после занятия Джеймс поведёт ему обо всём, как ни крути, они делились практически обо всём, что происходило с ними, когда они находятся друг от друга. Набравшись смелости и тяжело выдохнув, Джеймс проговорил, совсем позабыв о зелье: — Как долго ты будешь упрямиться?

+3

8

Лили выдыхает. Но не разочарованно, скорее облегчённо. Это всё ещё Поттер. Тот самый Поттер. Эванс даже невольно улыбается его незамысловатому ответу, так ему подходящему, а заодно, позволяющему ей отличиться.
- Почти. Основными отличительными особенностями амортенции также являются перламутровый блеск на поверхности и пар, закручивающийся спиралями. – Инстинктивно Лили чуть вздёргивает подбородок, зелёные глаза искрятся самодовольством от возможности блеснуть знаниями. И пусть вокруг нет огромного количества свидетелей её блестящих познаний, как, скажем, на уроках, но ей достаточно и Поттера, дабы потешить собственную гордость и, что греха таить, лёгкое тщеславие. В конце концов, Лили примерная ученица, добросовестная староста, но далеко не святая. Присущи ей и дурные качества. Любовь к общему вниманию, разумеется, к исключительно положительному - одно из них. И это не заметит, разве что, слепой. Правда, на удивление, в окружении Эванс слепых по сей день оказывается предостаточно. Слепых и упрямых, к тому же.
- Для меня? - Как-то уж очень неловко переспрашивает рыжая и чуть сдвигает брови к переносице, на мгновение серьёзно задумываясь, а стоит ли вообще продолжать ТАК откровенничать с Джеймсом Поттером. С тем самым Поттером.
- Разве это сейчас важно? Впрочем, ладно. В последний раз, мне кажется, это был запах свежих сдобных булочек с корицей, а после мяты и… - Описать третий запах оказалось несколько затруднительно. Он был очень знакомым, но уж больно неясным для того, чтобы описать его однозначно. Запах сушёных трав, смешанный, вместе с тем, с ароматом старых книг. Этот аромат вызывал ассоциации с осенним гербарием, который она усердно собирала в далёком детстве, но было в нём что-то ещё. Не менее знакомое. Из размышлений о загадочном третьем запахе амортенции её вывел всё тот же Поттер. Как будто это вообще мог быть кто-то другой в кабинете, что они изначально поделили на двоих. И его вопрос вгоняет Эванс в ещё большее недоумение.
- Что? Упрямиться? О чём ты? – Когда дело касается чего-то серьёзного, но тебя абсолютно не воодушевляющего, так поступить, пожалуй, проще всего. Притвориться вдруг глупышкой, наивной дурочкой, что ничего не понимает. Хотя, на деле, все прекрасно знают – Лили далеко не глупая девочка и способна сложить два плюс два. Как сейчас. Для того, чтобы понять, о чём вдруг решил заговорить Джеймс. Впрочем, она продолжает напускать на себя выражение крайнего недопонимания, даже чуть изгибает бровь для пущей убедительности.
Ей не нравится то, к чему всё идёт. Не нравится, как совместное занятие превращается в… Свидание? Нет. Совершенно точно нет. Но, тем не менее, Поттер провоцирует её на выяснение отношений… Не на изучение необходимого на предстоящих контрольных работах материала. Лили перестаёт играть, становится серьёзной, понимая, на сей раз этот номер не пройдёт. Уж очень серьёзно вознамерился Джеймс выяснить… А что, собственно, он пытается выяснить? Причину её отказов? Ох, их Лили готова перечислять часами. Видит Бог, она при большом желании даже книгу сумеет написать о недостатках Джеймса Поттера или о том, почему совершенно точно никогда не станет встречаться с ним, несмотря на все нелепые «подкаты» со стороны юноши.
- Как долго? Ты правда думаешь, что у меня есть ответ на этот вопрос? – Дружелюбный настрой Эванс медленно, но верно куда-то улетучивается. Ситуация отчего-то начинает раздражать её.
- Ты правда думаешь, что, если однажды я ответила «нет», то у моего ответа есть определённый срок действия, спустя который он потеряет свою силу? – Закипевшая от невесть откуда взявшегося возмущения Лили даже вскочила на ноги, оказавшись подле Джеймса, очевидно, дабы тот её лучше расслышал. Хотя, вероятно, тот прекрасно понял бы её и в том случае, если бы девушка осталась сидеть на своём месте.
- Почему ты такой упрямый, Поттер? Ты… Ты просто невыносим. Почему мы не можем просто позаниматься? – Недовольство Лили доходит до точки кипения и… Утихает. А она, тем временем, осознаёт, что перегнула палку. И перегнула очень сильно. Лили сложно отыскать ответ на вопрос о том, почему именно Поттер всякий раз вызывает в ней столько эмоций, что, в итоге, выливаются в своего рода истерику. Но что есть, то есть.
- Чёрт… Прости меня. - Эванс дышит несколько чаще положенного, всё также нависает над, очевидно, ничего не понимающим Джеймсом, и медленно приходит в состояние относительной нормы. Выдавливает из себя скудные извинения и закрывает лицо, раскрасневшееся от повисшей в воздухе неловкости, ладонями. 
- Давай просто продолжим?

+3

9

Уверенность Лили так напоминало его собственную, отчего Поттер на короткое мгновение удивился. Он всегда замечал за ней  эту черту. Стоит Лили взяться за учебник или отвечать на какой-нибудь вопрос, так она тут же ухватывает знания на лету и впитывает их, как губка. Именно этим она и нравилась Поттеру. Лили всегда казалась ему другой, не такой как все девчонки в Хогварсте. Остальные выглядели обычными, но только не она. Чего стоят её рыжие волосы и зеленые глаза в которые порой заглядываешь и не можешь спастись без спасательного якоря. Он очарован солнцем и не может спокойно отвести от неё взгляд.
-Мяты? - удивленно переспросил Поттер, уставившись на Лили. Нет, это не может быть совпадением. Он ожидал что угодно, да только не мяты. Впрочем, запах мяты весьма хорош собой и вряд ли найдется человек, кому он не нравится, вот только волшебнику хотелось верить, что этот запах связан хоть как-то с ним. Джеймс искал точки соприкосновения там, где их нет и отчетливо это понимал, но всё равно закрывал глаза. А ведь они говорили об обратном. Лили не может любить Джеймса. Да и сам Поттер еще никак не поймет, что хочет от девушки сидевшей напротив. Она ему нравилась. Определенно нравилась. Не зря же постоянно задирает её, делает странные подкаты и вообще продолжал сидеть в кабинете вместо игры квидичч. Если бы не Лили, он бы обязательно нашел способ выбраться из запертого кабинета. Получается, что всё это не зря? - Тоже люблю булочки с корицей.
Внезапная очередная перемена в её настроении немного выбило из колеи. Джеймс с опаской наблюдал за тем, как она подходит к нему и как учитель осуждает его, будто он в чем-то провинился, хотя просто попытался быть вежливым. Нет. Он хотел этого. Хотел её первой спровоцировать, чтобы потом ему не пришлось оправдываться, а вместе с тем извиняться. Впрочем, её извинения казались немного нелепыми и на какую-то долю секунды, юноша даже пожалел Лили, ведь именно он во многом был виноват. Виноват даже в том, что заставил торчать в этом чертовом кабинете, хотя наверняка у нее были свои планы.
Ему надоело наблюдать за тем, как она сорвалась, потому он тоже встал со стула и приблизился к ней на очень близкое расстояние. Отпускать её так просто сейчас было нельзя. Несмотря на то, что она сказала нет, Джеймс верил в обратное. Ведь не может быть всё так плохо. Не может быть, чтобы она ни разу не обращала на него внимания так же, как обращает на неё он. Украдкой он замечал, что порой она разглядывала его со стороны и делала какие-то про себя выводы. Он надеялся только на одно: что её сердце не отдано Северусу Снейпу, иначе тогда Джеймс будет разбит. Полностью. Разбит и обижен. И у него остался только один шанс, чтобы проверить.
Подходит на близкое расстояние так же резко, как и она. Хватает руками за талию и притягивает к себе, после чего касается кончиками её губ своими и вовлекает в первый поцелуй. Да, Джеймс никогда не целовался ранее и Лили только что разделила с ним первый его поцелуй. Хотя кто знает, может девушка целовалась уже до этого, ему было всё равно. Перестав целовать, Джеймс отходит от неё, чтобы та ненароком его не ударила. И теперь настала его очередь извиняться. Так хотя бы её выпады и легкая истерика будет немного обоснованной, чем просто кричать без ничего.
- Вот теперь можешь извиняться. Или мне извиняться, но я не буду, Лили. Ждать срока нет смысла. Как и смысла постоянно отнекиваться. Я уверен, что у тебя что-то есть ко мне. Если нет, так докажи обратно.
Закончив монолог, Поттер усаживается на место, словно ничего не было, словно не было этого поцелуя, привкус которого всё еще остался на губах. При желании он бы повторил его снова, вот только вряд ли сама девушка одобрит подобное желание. Тем не менее, поцелуй ему понравился. Он еще никогда не целовался с девушками. Когда-то он спрашивал Сириуса, как научиться целоваться с девушками, тот шуточно ответил, что можно потренироваться с помидорами, после чего Поттер как-то попробовал один раз поцеловать красный спелый томат, да ничего не вышло. Как выяснилось, целоваться с другими девушками намного приятнее, жаль, что этот поцелуй всего на одно мгновение. Но оно прекрасно.
- Продолжить? Уверена? Если что, можем завершить занятие, а Слизнорту скажем, что закончили.  Лично у меня нет желания продолжать.

+1

10

Отнимая, наконец, ладони от лица, Лили почти нос к носу встречается с физиономией Джеймса. С чрезвычайно уверенной физиономией Джеймса, что стремительно приближается к ней, не позволяя хоть как-то отреагировать. Эванс зажмуривается, а после ощущает его тёплые губы и шокированная замирает на месте. Его ладони в это время крайне своевольно прижимают девушку ближе, придерживая за талию, пробуждая в Лили злость - своего рода защитную реакцию. Она упрямо упирается в его плечи, но Джеймс всё же упрямее. Да и борется с ним Эванс недолго. На смену злости приходит что-то иное. Что-то странное. Лили опускает руки и готовиться ответить... Позволить Поттеру делать то, что делает. Но он снова опережает её и отстраняется также резко, как и приблизился, очевидно, ожидая очередной истерики от девушки. Но её не случается на удивление, наверно, обоих присутствующих в классе.
Лили просто не знает, как отреагировать. Она лишь краснеет непроизвольно, да глазеет на Поттера. Взгляд её, впрочем, говорит одновременно обо всём и не о чём. Смесь эмоций на её лице максимально странная, а потому невозможно однозначно определить, что Эванс думает о том, что только что дозволил себе Джеймс.
- Ты дурак! - Лили не отвечает на фразу, что с явным вызовом бросает ей Поттер. Фраза уж слишком громко сказанная ею, за неимением прочих ответов, звучит почти как поражение. Что греха таить, Джеймсу таки удалось поразить девушку в каком-то смысле.
Но как бы сильно не обескуражил её Поттер своим поступком, слова о том, что он не желает более продолжать, почему-то задевают Эванс за живое. Ей становится обидно, а она даже толком объяснить самой себе не может почему. Просто... Джеймс впервые прямым текстом заявляет, что не хочет проводить время с ней и это уязвляет её самолюбие. 
- Да. Может, продолжим в другой раз... Или... Профессору будет куда логичней попросить Люпина позаниматься с тобой. Вы ведь друзья? Думаю, он объяснит всё не хуже меня. И занятие с ним уж точно не прервется так по-дурацки. - Тараторит Эванс, расставляя колбы по местам. Щёки всё ещё горят. И ей всё ещё хочется провалиться сквозь землю, лишь бы избавиться, наконец, от компании Поттера, поцелуй с которым всё не выходит из головы.
Это не было отвратительно. Неловко. Странно. Но совсем не так мерзко, как могла бы подумать волшебница. Это было... Приятно в каком-то смысле. Признаваясь самой себе в этом Лили краснеет ещё сильнее. Но одно всё же успокаивает - все склянки и ингредиенты для зелий снова на своих местах, а это значит, что они, наконец, могут разойтись. Поправляя края юбки, Эванс направляется к выходу, кивком головы увлекая Поттера за собой, однако у самой двери она замирает, как вкопанная, чем мешает пройти Джеймсу.
Он отвратительный хулиган. Он никогда не думает о чувствах других. Он, черт его подери, почти всё и всегда делает на зло. Но рядом с ней он меняется. Пытается быть лучше. Каким бы отвратительным не считала его Лили, она не может проигнорировать этот факт. Джеймс Поттер - далеко не всегда отвратительный хулиган. И то, что именно она способна так повлиять на него, где-то в глубине души льстит Эванс.
Сердце всё ещё колотится слишком часто. Она безумно нервничает, чувствуя спиной его присутствие. Да и куда ему, собственно, деться, если она встала здесь, нелепо пялясь в дверь, и загородила проход?
- Джеймс? - Девушка снова окликает его по имени, что совсем не свойственно ей, тем самым подчёркивая особенность момента.
Так, докажи обратное.
В мыслях его голосом, что, кажется, отчасти даже упрекает её, Лили вновь слышит фразу из разговора, состоявшегося всего пару мгновений назад.
Не хочу.
Мысленно отвечает ему Лили. Понимает, что ведёт себя не рационально и глупо, но внутреннему порыву уж очень странному не сопротивляется и резко оборачивается к Джеймсу, действуя отчасти неожиданно даже для себя самой.
- Ты... пахнешь мятой. - Как зачарованная тихо и медленно проговаривает волшебница, а после уже сама осторожно, не спеша сокращает и без того незначительное расстояние между ними. Кладёт ладони на его плечи, чуть приподнимается на носках и на сей раз самостоятельно инициирует новый поцелуй, оправдывая себя тем, что ей просто необходимо таким образом разобраться в себе. Лили нужно понять, действительно ли ей понравилось это - быть ближе к Поттеру. Намного ближе.
Впрочем, для простой проверки этот поцелуй уж очень затягивается. Он длиться куда дольше того, первого. Как минимум, потому, что Эванс, в отличие от Джеймса осторожничать не пытается. Она не боится его реакции. Отчасти даже ожидает её, понимая, что после случившегося, юноша, очевидно, станет потреблять свои любимые леденцы пачками, так и не поняв, что дело то вовсе не в них и мята - лишь своего рода нелепый предлог. Но, что с него взять? Джеймс, всё же, тот ещё дурачок, когда дело касается рыжеволосой волшебницы. И Лили это действительно нравится.

+1

11

Дурак. Влюбленный дурак, думает про себя Поттер, наблюдая за тем, как щеки Лили заливают красным румянцем, несмотря на то, что она отвергала его буквально несколько минут назад. Джеймс почти уверен, что ей понравился их нескромный поцелуй, даже готов поклясться в этом. В последнее время он думал о ней, как помешанный и вот теперь, ощутив вкус её губ, его мысли вновь были заполнены только ею. Для первого раза неплохо.
Заметив в её словах горечь обиды, Поттер лишь усмехнулся. Надо же. Его слова немного задели её и видеть на лице Лили обижанную мордашку - бесценно. Только ради этого и стоило прерывать их занятие, хотя далось оно ему почти с трудом. Он бы не стал дальше заниматься, а постоянно смотрел бы только на неё одну, даже не слушая Лили. Разве такое поведение с его стороны будет уважением? Нет. Потому проще не мучить себя, да и её заодно, но надо признать - Поттеру нравилась её компания.
Грустно наблюдая за тем, как Лили убирает колбы на место, Поттер мысленно корил себя за свою глупость. А ведь мог побыть с нею еще немного, но раз девушка этого не хотела, то не к чему все эти старания. Все его попытки понравится Лили проваливались по крупному. А он так надеялся, что она к нему испытывает хоть чуть-чуть тоже самое, что и он.
Сириус как-то говорил, что его влюбленность к Лили, похоже на помешательство. Порой Джеймс сравнивал девушку с квиддич. Он размышлял о том, что ему нравится больше: глупая игра или прекрасная Лили. Конечно, игру квиддич нельзя называть глупой, Поттер любил её всеми фибрами души, вот только Лили он тоже любил, но всё же, между этими понятиями есть своя разница, однако, это не мешало ему их сравнивать. Тем не менее, после поцелуя он вовсе запутался и не мог сосредоточиться на происходящем
Вдруг девушка резко останавливается, называет его по имени, отчего Поттер немного напрягся. Обычно, когда она звала его так, означало, что она либо злилась, либо пребывала в скверном настроении. Впрочем, Поттер не винил её. В конце-концов сам довел девчонку до такого отношения к нему и всё же, находится вот так рядом с ней, просто стоя напротив и слушать её голос, завораживает. Он ничего не мог с собой поделать, ведь он простой подросток, который рано влюбился, пожалуй, даже слишком. Увидев её первый раз на стуле, со шляпой на голове, внутри него что-то перемкнуло. Он словно зачарованный наблюдал за её распределением, мысленно надеясь попасть на один и тот же факультет и как же он радовался, когда шляпа крикнула Гриффиндор! Но его мысли резко прервались из-за следующего поступка Лили, от которого время будто остановилось.
Её губы мягкие, нежные, вновь прикоснулись к нему, тем самым выбив из привычной колеи. Поттер чуть прикрыл глаза и немного наблюдал за девушкой. Её щеки горели ярким румянцем, как и тогда после первого поцелуя. Во второй раз Джеймс воспринял всё иначе, будто бы Лили отвечала на его вопрос: "А нужен ли я ей?" Поттер до последнего не верил, что в этот раз она взяла инициативу в руки. С виду тихая, в меру строгая Лили сама поцеловала нахального и дурочка Поттера. Ему либо сниться этот момент, либо она его заколдовала, а сама давно ушла. Точно. Заколдовала. Лили применила на него особое заклятие и теперь вряд ли он выкинет её из головы после этого, скорее наоборот - будет добиваться любой ценой.
Этот поцелуй лучше первого. В нём Поттер вкладывал все свои чувства, что испытывал к ней за шесть лет их знакомства. Его очки соскользнули на переносицу, отчего юноша удрученно хмыкнул. Не разрывая поцелуй, Поттер наслаждался каждым мгновением. Губы Лили так и приманивали к себе и то, что она прикасалась своими губами к нему так долго, говорило о многом. Брюнет простонал её имя в губы, после чего девушка прервала их долгий поцелуй. Уж этот момент парень запомнит надолго, ведь своим действием Лили наконец-то дала ему надежду.
Мятой?
Парень непонимающе уставился на Лили и в тоже время, догадался о чем говорила девушка. Как же ему хотелось прижать её к двери, да продолжить их неловкий момент, но в тоже время он понимал, что таким образом может спугнуть её. Вместо этого Джеймс улыбнулся хитрой улыбкой и вновь потянулся губами, но на сей раз поцеловав её медленно за мочку уха, чтобы заполнить этот момент, перед этим заправив её рыжие локоны за плечи. Разъединив поцелуй, Джеймс вновь улыбнулся и кивнул в сторону двери, возле которой по-прежнему стояли. Вместе.
- А ты сиренью. Понятно откуда мне нравится этот запах. Знаешь, Лилс, до последнего я не верил, что ты подпустишь к себе так близко. Я надеюсь, что это не на один раз и ты позволишь мне узнать тебя ближе.

+1


Вы здесь » Marauders: life f*cks us all » Quick-Quotes Quill » Nine in the Afternoon


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC